Сайт Ярославского историко-родословного общества

 


Назад >>>

ГОСТИ АЛЬМАНАХА




О.Н. Колтун,
г. Мурманск


СЕМЕЙНАЯ ИСТОРИЯ
Памяти моего деда А.Ф. Зимина

          Моя бабушка Наталия Александровна, в девичестве Тихановская, садясь за швейную машинку, каждый раз выдвигала ящичек и доставала маленький мешочек, в котором лежали пуговицы. Поглаживая старенький ситец, она проникновенно произносила: «Я была в этом платье, когда познакомилась с Александром Федоровичем».
Зимин Александр Федорович          Таля всегда обращала внимание на горисполкомовскую пролетку, поскольку и кучер, и лошадь были почти родными ей с детства, в дореволюционное время они работали в имении ее родителей в селе Починки Егорьевского уезда Рязанской губ. Теперь же она заметила, что кучер Иван регулярно возит по городу молодого человека.
          Это был Александр Федорович Зимин – заведующий производственно-технической частью объединения Егорьевских фабрик (прядильной, трех ткацких и красильно - набивной) [1].
          Познакомившись, семнадцатилетняя Таля называла его «дядя Саша», хотя была младше всего на восемь лет.
          В ноябре 1927 года Александр Федорович вернулся в Иваново-Вознесенск к основному месту работы, где у него была служебная двухкомнатная квартира.
          Видимо, молоденькая хохотушка-озорница не забывалась, и в апреле 1928 года он пришел к Александру Петровичу Тихановскому со словами: «Я приехал за Вашей Талей…»
          После непродолжительной беседы сразу снискавший к себе уважение Александр Федорович получил разрешение жениться. В город, где некогда трижды избирался на пост Городского головы ее дед Дмитрий Владимирович Макарьев, Таля вернется на несколько дней лишь спустя полвека. Для меня это будет первая и незабываемая экскурсия в прошлое, благодаря которой я узнаю, что вопреки советской истории, егорьевцы с большим удовольствием пускаются в воспоминания о давно ушедшей эпохе и даже хорошо помнят и Тихановских, и Макарьевых.
          Осенью того же 1928 года Зимины поехали отдыхать в Сочи. По пути назад Александр Федорович простудился, заболел очень серьезно. Видимо, полуголодная юность сказалась на состоянии его здоровья. Мать Екатерина Александровна (в девичестве Трифонова) умерла от простуды в 1909 году.
          Отец Федор Клементьевич женился повторно, а в 1914 году, в связи с вступлением России в Первую мировую войну, был призван на фронт. На попечении двенадцатилетнего Александра остался младший брат Николай. Мачеху дети не интересовали. Александр старательно учился, подрабатывал на пропитание выполнением различных работ по хозяйству у чужих людей. Жили в Ново-Завидово Московской губернии, в доме, построенном Федором Клементьевичем с учетом двух сыновей – в две избы. На усадьбе были конюшня (Ф.К. Зимин держал ломовых лошадей, занимался извозом), большой сад, пруд, баня, кухня и прочие постройки [2]. Александр сохранил письмо отца от 6 декабря 1915 года, присланное из госпиталя № 7, расположенного в г. Гомель. Оно оказалось последним. Но стремлению Александра к учебе ничто не могло помешать. Довольствуясь порой лишь куском хлеба, который макал в рыбий жир, купленный в аптеке, Александр окончил агрономический факультет Тверского практического института сельского хозяйства и лесоводства [3], а в 1925 году – промышленное отделение Нижегородского промышленно-экономического института и защитил дипломную работу «Электрификация промышленности вообще и текстильной в частности» [4]. Теперь же, заболев, уволился [5], но научной деятельностью продолжал заниматься. В 1928 году в акционерном обществе «Основа» Ивано-Вознесенска был выпущен первый том его трудов под названием «Техническое нормирование прядильного производства», а второй – в 1931 году в государственном издательстве Москва-Вознесенск.
          В январе 1930 года Александр Федорович устраивается в Правление Резинотреста [6]. Очень любивший театр, он часто покупал билеты на спектакли. Как-то пошли на встречу с В.В. Маяковским и услышали из уст поэта: «Что Пушкин!? В наше время он годился бы разве что плакаты писать». Александр Федорович, возмущенный, поднялся и, сказав вслух: «Нам здесь делать нечего», вместе с супругой покинул зал [7]. Жить в Москве Тале не нравилось, она казалась ей слишком шумной, беспокойной, так и хотелось крикнуть: «Остановитесь!» Александр Федорович часто ездил в командировки в г. Ярославль. Там на берегу Волги в районе Полушкиной рощи строился Ярославский резино-асбестовый комбинат, в состав которого должны были войти новые мощные заводы – шинный, регенераторный, асбестовый, механический, кордный и другие. По просьбе своей супруги Александр Федорович принимает предложение стать техническим руководителем по оборудованию кордного завода [8]. «Корпуса будущего завода возвышались на стройке. Под другие же объекты рыли котлованы, закладывали фундаменты. Столь успешное начало строительства первого объекта стройки радовало. Уже зимой намечалось произвести отделочные работы, а летом 1930 года – монтаж оборудования» [9]. Первоначально кордный завод был спроектирован на применение импортного оборудования, но крепли машиностроительные заводы страны, появилась возможность на 3/4 оборудовать кордный отечественными станками. «Советским инженерам пришлось спешно заняться перепроектированием кордного. Под руководством главного инженера А.Ф. Зимина в нем участвовали молодые специалисты, прибывшие на строительство после окончания Ивановского текстильного института» [10]. Ежемесячно на протяжении лета и осени 1930 года как раз для решения этих вопросов А.Ф. Зимин ездит в командировки в Ленинград на завод № 7 и завод им. К. Маркса, а также в Москву в правление Резинотреста [11]. В это же время в Нижнем Новгороде заканчивалось строительство автомобильного завода, после пуска которого мог возникнуть острый дефицит автопокрышек. Дать их должен был Ярославский шинный, который зависел от поставок основного сырья с кордного завода (ранее потребность страны в этом сырье удовлетворялась за счет импорта). За время строительства заводов планируемая мощность кордного была увеличена вдвое. Учитывая важность скорейшего завершения строительства Ярославского резино-асбестового комбината, 24 мая 1931 года Президиум ВСНХ отнес его к числу 518 ударных строек первой пятилетки [12].
          Руководство строящихся заводов живет со своими семьями на самом берегу Волги. В учетной карточке А.Ф. Зимина домашний адрес так и значится «Полушкина роща резинокомбината 6». Зимины держат домработницу, хотя Наталия и не работает. По всей видимости, сказывалось воспитание и нынешний материальный достаток. Но, когда домработница отказывается полоскать белье в проруби, молодая Наталия Алек-сандровна делает это сама, поскольку ей уж больно нравится запах белья, выполосканного в студеной Волге. Как-то на базаре к ней пристали: «Дамочка, купите козочку». Ей неудобно было отказать и она, взяв извозчика, привезла козочку домой, благо было, где держать. А потом у этой Розочки родились две козочки, и по поводу их приключений на стройке комбината, куда они заходили из рощи, написал Александр Федорович басню в стихах, которая заканчивается такими строчками:

          При несчастии близких, укорять их не нужно,
          Следует успокоить и показать свою дружбу.
          Иначе не жди от друга хорошего отраженья,
          Когда сам попадешь в плохое положение».


          Моя бабушка сохранила газетную вырезку с распоряжением № 194 по Ярославскому резино-асбесто-текстильному комбинату от 19 декабря 1931 года о пуске кордного завода, назначенном на 12 часов 30 минут 20 декабря: «В результате больших усилий рабочих и административно-технического персонала, монтаж кордного завода первой очереди закончен в установленные сроки. … Отметить энергичную работу по пуску завода главного инженера т. Зимина и механика Захарова. Предложить директору кордного завода премировать их в размере месячного оклада».
          Несмотря на то, что пуск состоялся только на 20 % от общей мощности завода, это было событие огромной важности. На следующий день, 21 декабря, в театре им. Ф.Г. Волкова по этому поводу было проведено торжественное заседание.
          Директором в ту пору работал И.П. Фирстов, старый большевик, участник майской стачки ивано-вознесенских ткачей в 1905 году. На кордном его называли Красным директором, а Техническим директором – моего деда. «Главным инженером работал А.Ф. Зимин, грамотный специалист и умелый организатор» [13]. Монтаж оборудования продолжался еще более года. В марте 1933 года прибывшая в Ярославль Правительственная комиссия во главе с заместителем наркома тяжелой промышленности академиком А.В. Винтером, приняла к эксплуатации шесть заводов комбината, включая и кордный [14]. На память о совместной плодотворной работе Александр Федорович фотографируется со своими помощниками. На фотографии, сохранившейся в нашей семье, вокруг моего деда располагается 12 человек – начальники цехов и служб. На обратной стороне фото есть подписи десятерых, некоторые вполне разборчивы. Из книги «Первый кордный» В.И. Андрианова можно узнать о занимаемых ими должностях в 1932 году, а также проследить дальнейшую судьбу некоторых. Например, начальник крутильного цеха Н.В. Волков станет в 1950 году лауреатом Государственной премии СССР, а в 1952 году возглавит Ярославский кордный и проработает на посту директора 16 лет. Молоденький инженер В.М. Кутьин, ставший осенью 1941 года главным инженером завода, отправится с частью демонтированного оборудования в г. Киров и в неимоверно сжатые сроки наладит там выпуск корда, позже станет главным инженером Главкорда, заместителем министра легкой промышленности РСФСР, лауреатом Государственной премии СССР.
          Выполнивший свою задачу по монтажу оборудования Александр Федорович Зимин 12 мая 1933 года переходит работать в отдел развития резино-асбестового комбината [15], занимается проектированием группы кордных заводов и весьма успешно, о чем свидетельствует запись в трудовой книжке и приказ по Главрезине № 218 от 15 июля 1934 года.
          Согласно своей должности, А.Ф. Зимин должен был получить автомобиль, поэтому Зимины стали ходить на водительские курсы. Но Александр Федорович был очень занят, к тому же часто болел, а Наталия занималась с большим удовольствием. Там они познакомились с Михаилом Лебедевым, подружились. Александр Федорович даже просил его сходить в кино со скучающей Наталией, так как самому было недосуг. Для подтверждения водительских прав необходимо было какое-то время провести за рулем, поэтому Наталия устраивается в почтовое отделение, на машине собирает корреспонденцию из почтовых ящиков города. Работала с удовольствием: «Вдоволь накатаешься, еще и деньги заплатят!» Александр Федорович болеет все сильнее и продолжительнее. Летом 1936 года 4-х летнюю Инночку решено увезти от больного туберкулезом отца в Ростов-на-Дону, где уже в течение нескольких лет живут старшие Тихановские. Приехала бабушка Инна Дмитриевна, и, прежде, чем увезти внучку, окрестила ее в церкви. А потом, когда Александр Федорович стал оформлять путевку для длительного пребывания в санатории, в Ростов-на-Дону уезжает и сама Наталия. Живет у своих родителей, определяется на работу, обучает вождению председателей колхозов из области, участвует в автопробеге Ростов-Таганрог-Ростов, проводимом 6 - 7 марта 1937 года, и занимает 1-е место [16].
          В апреле 1937-го Александру Федоровичу, находящемуся в туберкулезном санатории «10 лет Октября» во Владимирской области на территории Ларионовского сельсовета близ села Матренино-Воскресенье, стало совсем плохо. Наталия выехала туда. 23 апреля Александру Федоровичу исполнилось 35 лет, а на следующий день, в два часа дня, он скончался [17]. Наталия, руководствуясь своими пожеланиями, пригласила для отпевания священника. Похоронили А.Ф. Зимина там же, недалеко от санатория, на кладбище близ церкви в березовой роще.
          В трудовой книжке появляется запись № 22 «Освобожден от занимаемой должности ввиду смерти», а Наталия Александровна окончательно переезжает в Ростов-на-Дону. Сюда же приезжает и Михаил Ефимович Лебедев, ставший ее вторым супругом. Инночка росла, память о ее отце в семье хранилась. Несмотря на многочисленные переезды, эвакуацию и разграбление квартиры в годы Великой Отечественной войны, большая часть библиотеки русской классики, собранная Александром Федоровичем, была сохранена, так же, как и его документы и фотографии. В самые трудные годы Инночка училась по тем учебникам, которые счел нужным приобрести для нее отец, умерший в то время, когда ей едва минуло пять лет. К большому моему сожалению, не сохранился рукописный архив. Помимо уже упоминавшейся басни «Две козочки», были еще произведения. Умирая, Александр Федорович просил супругу сохранить их, особенно какую-то пьесу. В туберкулезном санатории врач сказал Наталии Александровне, что палочки Коха живут в бумагах до сорока лет. Из Ярославля вместе с библиотекой бумаги А.Ф. Зимина были привезены в Ростов-на-Дону, но в 1950-е годы их все же выбросили, включая и дипломную работу.
          Прошли годы, в семье появился на свет мальчик, названный Александром в честь своего прадеда. Со сказками А.С. Пушкина его стали знакомить по книге, на которой стоит печать «Александр Федорович Зимин»… И он, и его сестра Ирина воспитывались в уважении к истории нашего Отечества и к своим предкам, судьба которых является крохотной частичкой истории всего государства российского. Их прабабушка Таля не дожила до своего 90-летия всего семь дней, умерла, когда ее крестник Александр уже был курсантом старейшего в России Санкт-Петербургского высшего военно-топографического командного училища.
          Я преклоняюсь перед людьми, которые знают и ценят прошлое, ценят дела тех, кто жил и трудился до нас. Я искренне благодарна всем, кто помог мне увидеть, узнать и уточнить детали жизни и дел моего деда в г. Ярославле. Огромное спасибо Александру Геннадьевичу Пенкину, Татьяне Викторовне Улезко, Тамаре Валентиновне Котовой, Алексею Полозову. И особенно я признательна нынешнему Техническому директору фабрики технических тканей ЗАО «Корд» Евгению Борисовичу Карпову.


  1. ГАЯО. Ф. Р-2018. Оп.5. Д.21813. Л.1

  2. Раздельная запись граждан Зиминых Московской губернии Клинского уезда Фофоновской волости селения Новозавидовского зарегистрирована 15 сентября 1925 года в Фофоновском волисполкоме под № 12 в книге регистраций добровольных семейных разделов.

  3. Свидетельство № 589/55 об окончании полного курса Тверского практического института сельского хозяйства и лесоводства по агрономическому факультету от 31 декабря 1923 года.

  4. Свидетельство № 56 об окончании курса по промышленному отделению Нижегородского промышленно-экономического института от 5 января 1926 года.

  5. Трудовая книжка А.Ф. Зимина, запись № 6 от 7 февраля 1929 г

  6. Там же, запись № 7 от 7 января 1930 г.

  7. Воспоминания Н.А. Лебедевой.

  8. Трудовая книжка А.Ф. Зимина, запись № 17 от 1 июня 1930 г.

  9. Андрианов В.И. Первый кордный. - Ярославль: Верхнее-Волжское книжное изд-во, 1984. – С.11.

  10. Там же, С.12.

  11. ГАЯО. Ф. Р-2018. Оп.5. Ед.хр. 21813. ЛЛ. 3, 10, 11, 15 (командировочные удостоверения).

  12. Андрианов В.И. Первый кордный – Ярославль: В.-Волжск. кн. изд-во. - 1984. – С.10-11.

  13. Андрианов В.И. Первый кордный. – Ярославль: В.-Волжск. кн. изд-во. - 1984. – С.19.

  14. Там же, С.25.

  15. ГАЯО: Ф. Р-2018. Оп.5. Ед.хр. 21813. Л.4 (переводная записка № 105).

  16. Грамота Ростовского-на-Дону Авто-мото-клуба Зиминой Н.А. и водительское удостоверение Лебедевой Н.А. от 26 февраля 1942 года с указанием стажа вождения с 1 декабря 1934 года.

  17. Свидетельство о смерти А.Ф. Зимина № 12 от 25 апреля 1937 г., выданное Ларионовским сельсоветом Собиновского района.


Назад >>>


 


18 января
2020 года

Заседание Ярославского историко-родословного общества


















Кольцо генеалогических сайтов

Всероссийское Генеалогическое Древо