Сайт Ярославского историко-родословного общества

 


Назад >>>

РОДОСЛОВИЕ И НАШИ ДЕТИ
ШКОЛЬНОЕ КРАЕВЕДЕНИЕ




Бурова Мария Сергеевна,
научный руководитель
Ленивкова Светлана Владимировна

ТРОПА, ВЕДУЩАЯ К ОПЕКУШИНЫМ

«Тебя ж, как первую любовь‚
России сердце не забудет»

          Так написал Федор Иванович Тютчев о великом Пушкине. Эти же слова мы можем сказать о том‚ кто создал самый лучший памятник великому поэту - об Александре Михайловиче Опекушине. Тысячи людей ежедневно приходят к памятнику Пушкину, но мало кто знает о родине талантливого скульптора, о его нелегкой судьбе. И с какой гордостью кто-нибудь из нас‚ оказавшись у памятника Пушкину, скажет: «А ведь автор памятника — мой земляк»!
          28 ноября 2003 года А.М. Опекушину исполнилось бы 165 лет. Солидная дата с очень скромным упоминанием в прессе‚ без должного внимания на центральном телевидении.
          На всей территории нашей страны идет возрождение культуры: восстанавливаются храмы‚ открываются музеи‚ создаются памятники. Но почему-то сегодня тема «Опекушин» остается интересом узкого круга людей. Правнучка Опекушина Морозова Ирина Николаевна говорит о том‚ что великих людей на Руси так много‚ что говорить о каждом каждый день просто невозможно. Все они прославили Россию по-своему и вспоминают о великих те‚ кому дороги их имена и деяния. Все так‚ но на сегодняшний день об А.М. Опекушине нет ни одной серьезной монографии. В основном о нем написано в работах, посвященных его отдельным творениям, таким как памятник А.С. Пушкину в Москве.
          Нам необходимо знать своих талантливых земляков и гордиться ими! Мы должны воспитываться в моральном климате памяти семейной, памяти народной, памяти культурной. Память — основа совести, нравственности, память – основа культуры.
          Мы взялись за эту исследовательскую работу с целью понять почему на сегодняшний день нет ни одного серьезного труда о судьбе и творчестве Опекушина; почему брошюрки, написанные ранее‚ пестрят серьезными искажениями; изыскать факты‚ которые не освещены в прессе и пополнить школьный музей новыми материалами об А.М. Опекушине.
          Вот уже 25 лет изучением жизни и творчества своего знаменитого земляка занимается Ольга Андреевна Давыдова — член союза журналистов России с 1982 года (ныне проживает в Москве). Ей принадлежат многочисленные статьи как в московских, так и в ярославских газетах и журналах. Ею написана небольшая, но очень ценная книга - «Академик из крепостных», в которой описаны малоизвестные работы и факты‚ ранее не упоминаемые. «1 мая 1878 года в Париже открылась Всемирная выставка, в которой принимала участие и Россия… Подолгу посетители любовались декоративной группой «Россия»... Группа исполнена по модели А.М. Опекушина.»1
          О.А. Давыдова на протяжении очень многих лет не просто изучает и пишет‚ но является активной участницей Опекушинских чтений‚ проводимых на родине скульптора в Ярославле. Как почетный гость она принимала участие в праздновании столетия со дня открытия памятника М.Ю. Лермонтову — работы Опекушина в Пятигорске, в торжественном вечере по случаю 160-летия скульптора в Центральном Доме литератора. Составила каталог произведений Опекушина для Ярославского художественного музея.
          В июне 2003 года статья Ольги Давыдовой «Какой-то крестьянин Опекушин» появилась в Православной юношеской газете. Хочется выразить особую благодарность автору за то‚ что ее взор обращен не только к взрослым, но и к самым юным читателям. Статья написана простым понятным языком‚ не пестрит научными терминами и вызывает живой интерес к творчеству Опекушина.
          Другим серьезным исследователем творчества Опекушина является Юрий Викторович Климаков — преподаватель Государственного университета культуры города Москвы. Он не просто исследователь, он - праправнук скульптора. Ряд своих исследовательских статей Климаков опубликовал в «Московском журнале». Особенностью его исследовательской работы является еще и то‚ что он не просто исследует, не просто хранит память о своем выдающемся предке‚ но и всячески способствует возращению опекушинского наследия. «Пользуясь случаем, обращаю внимание на воссоздание московских памятников Александру II и Екатерине II. Все они были символами величия России‚ верности Богу и Отечеству…».2 Так же Ю. Климаков высказывает мнение‚ с которым мы вполне согласны: «Нужно восстановить и другие памятники А.М. Опекушина и написать его полную творческую биографию. Это было бы возращением к исторической справедливости, отданием долга памяти нашему соотечественнику».3 Внимательное изучение переписки членов семьи Опекушиных и других архивных материалов позволило ему предположить наиболее точную дату рождения его прапрадеда — 23 ноября 1838 года. Так 23 или 28 ноября? По-видимому, это еще требует уточнения.
          Изучая публицистическое наследие об Опекушине, нельзя не упомянуть таких авторов, как Н.Н. Беляев, Л.Варшавский, И.М. Суслов. Небольшая брошюрка в 24 странички Л. Варшавского, из которой мы узнаем «Село Рыбницы, около Диево-Городище, Даниловского уезда‚ Ярославской губернии — место‚ где в 1841 году родился А.М. Опекушин».4
          Сегодня мы видим‚ что дата рождения расходится с последними данными современных исследователей. С датой появления на свет будущего ваятеля до недавнего времени существовала поразительная путаница. Она началась еще при жизни Александра Михайловича. Он‚ всецело занятый творчеством, к сообщениям в прессе о своей персоне относился спокойно, если не сказать равнодушно. Поэтому и называли год его рождения 1839, 1840, 1841. Даже в Большой советской энциклопедии 1955 года указана неточная дата. В архиве Российской Государственной библиотеки хранится документ, в котором указаны достоверная дата и место рождения Опекушина. Это свидетельство о рождении № 3000, не подлинник, но заверенная копия‚ снятая 15 ноября 1927 года. Вероятно, автор не был знаком с этим документом. Варшавский пишет: «1889 год - дата, которой отмечена установка этого памятника, последнее выдающееся произведение мастера (речь идет о памятнике М.Ю. Лермонтову в Пятигорске). После этого все‚ что выпускает Опекушин из своей мастерской, уже лишено жизненного трепета, глубокой характеристики, пластического образа‚ возвышенности идей. И когда в мае 1912 года перед взорами москвичей предстало новое произведение Опекушина — памятник Александру III, на лицах многих было недоумение: неужели эта ремесленная эффективность, воплощение официальной безвкусицы принадлежит автору любимейшего народом памятника Пушкину? Странно было представить, что из мастерской Опекушина могло выйти этакое нелепое изваяние».5 Спустя два года‚ Беляев пишет: «Самым неудачным произведением Опекушина был ремесленно-беспомощный, неуклюжий памятник Александру III в Москве. По-видимому, автор не хотел приложить к этой скульптуре даже холодное мастерство».6 Сегодня читать эти строки странно, так как в день открытия памятника Александру III во внимание к особым трудам и заслугам скульптора император Николай II пожаловал Опекушину чин действительного статского советника, давший ему право на потомственное дворянство. Наверняка, этого бы не произошло, если бы это было действительно «нелепое изваяние». Сохранилась кинохроника этого события. Целый день на площади около памятника были тысячи людей. Памятник произвел колоссальное впечатление. Он стал местом всеобщего паломничества москвичей и гостей столицы. Американский ученый Ричард Уэртман пишет: «Это была статуя‚ изображавшая русского императора как помазанника Божия».7
          Не удивляется Л. Варшавский и тому‚ «… что уже в первые дни после свержения самодержавия народ уничтожил ненавистный ему памятник».8
          Все эти строки сначала вызывают неприязнь, но потом начинаешь понимать, что авторы‚ писавшие в те далекие годы советской эпохи об Опекушине, совершали подвиг. Писать по-другому они просто не могли‚ скажи бы они тогда всю правду‚ которую мы сегодня знаем‚ их бы постигла участь страшнее, чем самого Опекушина. Пусть искаженные, но факты; пусть не все‚ но хоть что-то. По тем временам это было серьезно, а если бы не было написано даже этого‚ то многие поколения знали бы об Опекушине еще меньше. Вероятно, авторы действительно не имели того доступа к опекушинским архивам, которые доступны сегодня, или даже опасались работать с архивом А.М. Опекушина.
          В своей работе мы использовали вышеупомянутые труды‚ газетные публикации разных лет‚ материалы государственных архивов, воспоминания и семейный архив правнучки А.М. Опекушина Морозовой Ирины Николаевны, проживающей в деревне Рыбницы на исторической родине скульптора.

Лепной промысел крестьян Ярославской губернии
XIX - начала XX веков

          В нескольких километрах от Ярославля, вниз по реке Волге‚ на пригорке раскинулась небольшая деревня Свечкино. В 40-х годах XIX века все жители этой деревни от мала до велика были крепостными крестьянами вдовы надворного советника Екатерины Васильевны Ольхиной. Земля в этих местах была скудна и неплодородна. От отца к сыну‚ по наследству, переходила тяжелая доля крестьянина, до пота, до крови бившегося над клочком земли‚ чтобы расплатиться с помещицей и прокормить себя и свою семью. Но собранного осенью урожая с трудом хватало только до Рождества. Безземелье и голод с давних пор выгоняли жителей ярославских деревень в города на заработки, на отхожие промыслы.
          Здесь, на Ярославщине, как и в других российских губерниях рождались те замечательные русские мастера, которые талантом и смекалкой превосходят лучших мастеров Запада.
          В разных местах Ярославского края процветали ремесла и художественные промыслы. Жители Свечкино и других деревень славились своими замечательными лепщиками, имена которых с уважением и восхищением произносились на многих стройках Москвы и Петербурга. Свое искусство лепщики передавали из поколения в поколение. Огромной славой пользовались мастера: А.А. Чернов, П.С. Патушин из деревни Свечкино, А.В. Курпатов, А.А. Забелин из деревни Рыбницы, А.И. Салов, А.И. Лапин из деревни Овсяники, братья Титовы из деревни Тюньба‚ Опекушины, Козловы, Шутовы‚ Лямины‚ Багровы. Их умелыми руками отделаны многие особняки Петербурга.
          С тех пор и пошли лепщики в Рыбницах, Овсяниках и других селах Ярославщины. Памятники лепного промысла сохранились в деревнях: Рыбницы, Свечкино, Овсяники, Тюньба‚ Гузицино и селе Вятском. В отличие от богатых торговых сел — каменные дома здесь большая редкость. Однако‚ деревянные, как правило, двухэтажные, украшены резьбой. Эти дома имеют профессиональный знак — фрагмент лепнины: звериные маски‚ женские головы. В интерьерах домов — лепные потолки.
          23 ноября 1838 года в деревушке Свечкино Даниловского уезда Ярославской губернии в семье крепостных Михаила Евдокимовича и Александры Евстафьевны Опекушиных родился сын Александр. По документам он значился за вдовой надворного советника Е.В.Ольхиной по ревизской сказке десятой народной переписи в д.Свечкино под № 9. Отец будущего скульптора был не только талантливым лепщиком, но и скульптором - самоучкой. Отданный в молодости для обучения этому ремеслу в Петербург, впоследствии он стал опытным модельщиком на известном в то время бронзово-литейном заводе англичанина Конуха. Приезжая в деревню, Михаил Опекушин лепил из глины и воска фигурки зверей‚ птиц и даже небольшие скульптурные группы. Своеобразная обстановка, в которой протекало детство Александра Опекушина, способствовала развитию его таланта. Азы грамоты будущий скульптор постигал у священника деревни Рыбницы — Гурия Орлова‚ здесь же окончил сельскую школу.
          Маленький Саша был первым помощником отца. Он помогал ему мять глину‚ толкал воду и, не отрываясь, смотрел, как бесформенный кусок глины превращался в искусных пальцах отца в замысловатую статуэтку. Когда выдавалась свободная минутка, Саша пробирался тайком во двор и, подражая отцу‚ пытался лепить такие же фигурки. Однажды, отец обнаружил способность сына к лепке‚ и с тех пор мальчик стал не только помощником, но и ревностным учеником. Маленький Опекушин делал заметные успехи. Ценителей и любителей его работ в деревне появилось много.
          Шли годы. Маленький Опекушин подрос и, с разрешения помещицы, в 1850 году отец повез двенадцатилетнего сына в Санкт-Петербург отдать в ученье‚ чтобы он стал мастером-лепщиком, таким же‚ а может еще лучшим‚ чем он сам и его дед.

Творческий путь Александра Михайловича Опекушина

          Отцу удалось устроить Сашу в рисовальную школу Общества поощрения художников. Мальчик быстро овладел техникой рисунка и блестяще закончил школу, вместо положенных трех лет в два года‚ обнаружив незаурядные способности в рисовании гипсовых орнаментов, статуй и человеческой фигуры. Уже тогда выявились и такие качества характера будущего скульптора, как фантастическое трудолюбие и целеустремленность. Вскоре он был принят в мастерскую известного петербургского скульптора Д.И. Иенсена, ученика датского скульптора Б. Говальдсена, где ему в течение нескольких лет предстояло овладеть сложным и трудным искусством скульптуры. Здесь он работает с 1852 года по 1860 год. В период пребывания Опекушина в мастерской Иенсена он работал над декорациями Ново-Михайловского дворца (ныне это здание Академии наук в Петербурге — Дворцовая набережная, 18).
          Обучение в этой мастерской Опекушин заканчивает за три года‚ вместо пяти. К семнадцати годам юноша уже получает небольшое жалованье и завоевывает авторитет хорошего лепщика. Все это было весьма кстати‚ так как заболевший отец вынужден был уехать в деревню, и на плечи Опекушина легли все заботы о семье. Труд‚ труд‚ труд днем и ночью!
          Постоянное недоедание и недосыпание сделали свое дело. Опекушин тяжело заболел. Однако заботы товарищей, их теплое сердечное участие и помощь‚ а также крепкий и выносливый организм помогли преодолеть болезнь.
          20 марта 1859 г. Александр, на скопленные с большим трудом 500 рублей‚ отпускается от помещицы Е.В. Ольховой на волю, а 25 апреля 1860 г. эта отпускная засвидетельствована в Санкт-Петербургской палате гражданского суда.
          23 августа 1861 года «в церкви Преображения Господня, что на Аптекарском острове в Санкт — Петербурге» состоялось бракосочетание Александра Михайловича Опекушина и Евдокии Ивановны Гуськиной — дочери уроженца Рязанской губернии. Супруга Александра Михайловича, родившая ему четырех детей — дочерей: Зою‚ Марию‚ Ольгу и сына Владимира — умерла довольно рано (27.08.1889 г.). Больше Александр Михайлович не женился. Он всегда был чужд суетной круговерти, а со смертью жены утратил всякий интерес к мелким радостям простого обывательского быта‚ перестал выезжать в гости и к себе никого не звал. Весь был поглощен творчеством.
          1862 год стал поворотным в жизни молодого скульптора. Взошла и засияла его яркая звезда! Ученый совет Академии художеств присуждает Опекушину Малую серебряную медаль за барельеф «Ангел, возвещающий волхвам Рождество Христово». В этом же году скульптор М.О. Микешин приглашает молодого ваятеля принять участие в сооружении памятника «Тысячелетие России» в Новгороде, который был открыт 8 сентября 1862 года. Факт участия Опекушина в создании этого памятника остается документально неподтвержденным, несмотря на то‚ что об этом положительно высказывались все авторы‚ писавшие об Опекушине. Техническая помощь Опекушина в работе над фигурами вовсе не исключена, а даже вероятна. Однако Ю.В. Климаков в своих последних исследованиях уверен‚ что А.М. Опекушину было доверено выполнение лишь одной фигуры Петра I, стоящего со скрещенными руками. После этой работы об Опекушине заговорили в художественных кругах Петербурга.
          Творческая работа Опекушина продолжалась. В 1864 году за скульптурные эскизы «Велизарий» и «Амур и Психея» Императорская Академия художеств присуждает ему звание неклассного художника и награждает серебряной медалью. Эти произведения, по-видимому, не сохранились. За ряд скульптурных портретов, в частности, портреты скульптора Микешина, купца Посохова, героя Комиссарова-Костромского Опекушину в 1869 году было присвоено звание классного художника второй степени. Из этих портретов сохранился бюст М.О. Микешина, находящийся сейчас у потомков Михаила Осиповича в Санкт–Петербурге.
          В 1870 году Опекушину присуждено звание классного художника первой степени. В 1872 году Александр Михайлович получает диплом академика за великолепно выполненные бюст умершего цесаревича Великого Князя Николая Александровича и статую Петра Великого. Лишь узкий круг искусствоведов знает‚ что по модели М.О. Микешина Опекушин создавал памятник русскому флотоводцу-адмиралу А.С. Грейгу‚ торжественно открытый в Николаеве в 1873 году. «Мы не помним такого громадного стечения народа в Николаеве, привлеченного настоящим торжеством».9 Памятник адмиралу Грейгу был уничтожен, о нем сейчас мы можем судить лишь по редким изображениям, а о самой фигуре по уменьшенному изображению памятника, хранящегося в Российском Военно-морском музее в фонде изобразительного искусства.
          Микешин приглашает Опекушина и Чижова для работы над памятником Екатерины II в Петербурге. Поставленный в 1873 году перед Александринским театром памятник вызвал всеобщие симпатии. Газеты были полны восторженных отзывов. Журнал «Русская старина» за 1873 год писал: «Как Чижов‚ так и Опекушин - по происхождению простые люди‚ достойные представители отечественных талантов, в которых, благодаря Бога‚ у нас на святой Руси не было‚ нет и никогда не будет недостатка».10
          В 1870-е годы Опекушин заведует фигурным отделением скульптурной мастерской А.С. Козлова в Москве‚ где изготовлялись лепные украшения самого разного характера для столичных домов и дворцов. Это направление мастера совершенно не изучено.
          Таким образом, период с 1851 по 1873 год был для А.М. Опекушина успешным. Признанием его мастерства стало звание академика, а без учебы в Академии это было явлением нечастым.
          В 60-м году XIX века возникает мысль о сооружении памятника первому поэту России А.С. Пушкину. В июне 1872 года был объявлен конкурс. В мае 1878 года первая премия была присуждена модели Опекушина. Оглушительный успех молодого ваятеля вызвал бурю раздражения и злословия среди тогдашних знаменитостей. Один из критиков реакционной газеты «Голос» возмущенно писал о победе Опекушина: «Чему же учат в Академии Художеств, когда на Пушкинском конкурсе всех академиков «заткнул за пояс» какой-то крестьянин Опекушин!»11 Не понравилась Опекушинская модель и П.М. Третьякову. Последствия не замедлили сказаться: руководство Академии в резкой форме потребовало от скульптора-победителя немедленно освободить мастерскую, принадлежавшую Академии. Освобождая мастерскую Александр Михайлович вынужден был разбить молотком почти законченную новую работу Нестора-летописца. «Летописец Нестор — был символом, и я в трехдневный срок очистил мастерскую», - вспоминал мастер.12
          Но время все расставило по своим местам. По заказам городских властей пушкинские памятники и бюсты были созданы Александром Михайловичем и для других городов Российской империи. Памятник А.С. Пушкину в Москве был торжественно открыт в начале Тверского бульвара 6 (18) июня 1880 года. 7 августа 1884 года открыт памятник Пушкину в Петербурге, в 1885 году в Кишиневе, где Пушкин несколько лет жил в изгнании. Сооружение этих монументов сделало имя Опекушина известным не только в России‚ но и за границей.
          Не менее первоклассными творениями скульптора считаются его памятники ученому-естествоиспытателю К.Э. Бэру в г. Дерпте (1886 год) и Н.Н. Муравьеву-Амурскому в Хабаровске (1891 год). В этих произведениях ярко проявлялась сильная черта таланта Опекушина - феноменальное портретное сходство и умение полностью раскрыть духовную сущность изображенного человека, величие его дел. Скульптор Р.Р. Бах писал: «Я опекушинского Бэра ценю выше гудоновского Вольтера. Опекушин выразил глубину мысли подвижника науки‚ без которой человечество не может двигаться вперед».13
          Еще работой, составляющей веху в творческой биографии Опекушина, был памятник Михаилу Юрьевичу Лермонтову в г. Пятигорске. В жаркий летний день 16 августа 1889 года‚ при большом стечении народа‚ памятник поэту был открыт.
          Наиболее значительными произведениями А.М. Опекушина по праву считались его знаменитые московские памятники русским царям: Александру II, Александру III, императрице Екатерине II. Первопрестольная теснейшим образом связана с творчеством Опекушина.
          16 мая 1898 года в Кремле был торжественно открыт и освящен в присутствии членов Императорской фамилии памятник Александру II. Отлитая из бронзы пятиметровая статуя Александра II была выполнена безукоризненно. Скульптору удалось поразительно верно передать выражение лица покойного императора. На пьедестале была надпись: «Императору Александру II любовию народа». Опекушиным поставлены памятники Александру II в Астрахани (1884 г.), Кишиневе (1885 г.), Пскове (1886 г.), Семеновске (1887 г.), Ченстохове (Польша‚ 1889 г.), Владимире (1913 г.) и других городах.
          6 ноября 1898 года в день столетия кончины Екатерины II был торжественно открыт памятник великой русской императрице, созданный А.М. Опекушиным по просьбе московского городского головы Николая Александровича Алексеева и поставленный в большом зале Московской городской Думы. Александр Михайлович изобразил императрицу во весь рост: в порфире, лента Андрея Первозванного, с цепью этого ордена. Спокойное, умное‚ чуть ироничное лицо. Памятник убрали после Октябрьской революции 1917 года. Сначала произведение находилось в запасниках Музея изящных искусств, а затем в мастерской скульптора Сергея Меркурова. Опасаясь за судьбу памятника, тот сумел переправить его в Ереван‚ где у него были дружеские связи. Это произошло приблизительно в 1952 году. Так мраморная императрица оказалась в Национальном музее Армении, где находится по сей день.
          Сейчас между властями Москвы и Еревана достигнута договоренность о передаче статуи Москве. Мраморную Екатерину, изображенную во весь рост‚ планируется установить в восстановленном зале прежней городской Думы на ее историческом месте.
          Особенно ценил творчество А.М. Опекушина и всемерно ему содействовал император Николай II. Труды Опекушина многократно отмечались наградами: в 1873 году — орденом Святого Владимира 4-ой и Святого Станислава 3-ей степени, Святого Станислава 2 ст. в 1881 г., в 1887 году — орденом Святой Анны 2-ой степени, в 1898 году — Святого Владимира 3-ей степени. В сентябре 1894 года А.М. Опекушин бал избран действительным членом Академии художеств.
          Таким образом, талант скульптора был многообразен. Он автор многих изумительных ювелирных изделий: украшений для светильников, ваз‚ ларцов‚ декоративных скульптурных композиций из серебра, статуэток, больших серебряных блюд с чеканными изображениями. По заказам церкви он выполнял скульптурные распятия и планы для монастырей и храмов. Опекушин часто повторял слова: «Жизнь хороша и красна тогда‚ когда расцветают творческие силы».14
          К сожалению, много крупных произведений Опекушина было уничтожено. После 1917 года первыми жертвами стали московские памятники А.М. Опекушина посвященные Александру II, Александру III, Екатерине II, снесенные в соответствии с декретом новой власти. Сменены и переплавлены были опекушинские памятники царям и в других городах России. В 1922 году был снят с пьедестала памятник адмиралу Грейгу в Николаеве, в период гитлеровской оккупации скульптура была вывезена в г. Сумы Харьковской губернии и переплавлена. В начале 20-х годов разрушены и скульптуры Петра I, и сахарозаводчика И.Г. Харитоненко. В 1928 году по приказу Я. Гамарника был уничтожен памятник графу Н. Н. Муравьеву-Амурскому в Хабаровске.
          Мало кто знает‚ что памятник Александру II работы Опекушина был установлен и в нашем Рыбинске в 1914 г. После революции с помощью канатов, привязанных к барже‚ его стащили в Волгу и утопили, а на этом месте был установлен памятник Ленину.
          В 1917 году семья Опекушиных, состоявшая из трех не вышедших замуж дочерей, в одночасье лишилась всех средств к существованию и с большим трудом вернулась на родину Александра Михайловича. Из письма Марии Александровны Опекушиной в Рыбницы 7 декабря 1918 года: «… живем мы так плохо‚ так плохо‚ что и сказать нельзя‚ голодаем буквально… папа от болезни и голода так похудел, что лежит в постели. Бывают дни‚ что мы до шести вечера сидим голодные, денег не дают‚ продали все‚ что возможно».15
          Сохранилось письмо студентов первого курса Ярославского университета К. Голодушкина, Н. Зюзина, В. Шнырова и Ю. Введенского, адресованное Александру Михайловичу. Оно датировано 3 марта 1923 года. Студенты писали своему великому земляку слова благодарности и сожаления о том‚ что «автор памятника, у которого плакал И.С. Тургенев, прощаясь с Россией, проводит свою старость в глухой деревне, забытый всеми без куска хлеба в холодной избе».16 Это письмо он уже не успел прочитать.
          4 марта 1923 года Александр Михайлович Опекушин скончался. Его последними словами были: «Какое счастье выпало мне родиться в простой избе и в ней умереть…».17 Похоронили скульптора тихо‚ без почестей, на семейном участке кладбища, рядом с могилами родителей и брата. Уже в те годы началось замалчивание многих заслуг великого русского скульптора. «Совершенно забыты всеми!!!» - с горечью восклицает в письме от 25 февраля 1926 года одна из дочерей А.М. Опекушина.18
          В настоящее время идет восстановление бывшей лепной школы в деревне Рыбницы, в которой Ярославский художественный музей намерен открыть музей Опекушина. Здесь очень важно вспомнить имя брата А.М. Опекушина — Константина Михайловича Опекушина. К.М. Опекушин долгие годы жил в деревне Рыбницы. Он был церковным старостой и попечителем рыбницкой земской школы. Среди односельчан пользовался большим авторитетом. К.М. Опекушин имел крепкое хозяйство. На свои собственные средства сделал зимний придел к Спасской церкви и издал историю своего родного села (у О. Давыдовой указано, что он и написал историю села‚ о чем сегодня известно, что это не так). Будучи попечителем земской школы‚ Александр Михайлович мечтал о создании отделения лепщиков. Очень долгое время‚ даже в последних публикациях, пишут о том‚ что А.М. Опекушин в 1914 году на свои средства построил большой дом и открыл в нем училище по скульптурно-лепному делу для деревенских ребятишек. Однако архивные документы, хранящиеся в Ярославском художественном музее‚ повествуют другое.
          Константин Михайлович хотел‚ чтобы из будущей лепной школы выходили настоящие мастера-лепщики. Изначально (1871 г.) лепное отделение размещалось в избах. Отапливались и освещались эти избы керосином за счет крестьян. Учебный процесс обеспечивало земство. В 1904 году под школу было выделено небольшое отдельное здание‚ но оно не вмещало всех желающих. Необходимо было новое просторное помещение‚ и К.М. Опекушин в очередной раз готов был пожертвовать свои средства. Некоторым временем раньше местный судовладелец Рябинин одолжил у К.М. Опекушина 100 тысяч рублей и очень затянул с долгом. Рябинин же в свою очередь имел в Рыбницах прекрасный двухэтажный дом‚ который готов был уступить К.М. Опекушину взамен взятых у него 100 тысяч рублей. Из переписки К.М. Опекушина с А.А. Понизовкиным: «Многоуважаемый Андрей Андреевич! Я слышал‚ будто бы Вы на заводе хотите строить двухклассное училище. Верьте‚ что взятые у Вас две тысячи мучают меня. Возьмите на основании этого десяти тысячный дом‚ а мне стоящий больше ста тысяч.»19
          В этом же письме К.М. Опекушин повествует о своих планах открыть в селе Рыбницы лепную школу и присвоить ей имя своего брата А.М. Опекушина. По всей видимости, сделка Константина Михайловича с Рябининым состоялась, так как именно в этом доме была открыта лепная школа в 1912 году‚ когда дом уже был собственностью К.М. Опекушина. Впоследствии он присвоил школе имя своего брата А.М. Опекушина.
          За неделю до смерти скульптора посетил ярославский краевед А.И. Скребков-Украинский. Он записал воспоминания Александра Михайловича и вместе с другими собранными о нем материалами в 1923 году передал в рукописный отдел РГБ. Скребков стал одним из первых пропагандистов творчества и личности Опекушина. В августе 1927 года на VII краеведческом съезде в г. Рыбинске‚ Скребков предложил увековечить память скульптора. Съезд постановил: принять меры к учреждению конкурса на проект памятника на могиле А.М. Опекушина в селе Рыбницы. Памятник Опекушину из белого мрамора ярославского скульптора А.И. Соловьева будет установлен лишь в 1958 году. Земляк скульптора — М.Н. Суриков, ушедший из жизни в 1996 году‚ с болью в сердце писал:

                    Он отдавал Отчизне силы‚
                    Талантом Родине служил‚
                    А на его простой могиле
                    Плиты никто не положил…

          (Плита на могиле А.М. Опекушина будет установлена в 70-х годах XX века). Однако вскоре для ярославских краеведов наступили тяжелые времена. В 1937 году Скребков был арестован. Ему предъявили обвинение в том‚ что он пытается «реставрировать буржуазную культуру и старину». Вернулся Александр Иванович в Ярославль после разоблачения преступлений Сталина и сразу принялся за свое дело. Он пересмотрел опекушинский архив‚ сделал уточнения, дополнения.
          Примечательно, что Скребков был последним, кто работал с архивом в 30-е годы и первым‚ кто начал с ним работу в 50-е годы‚ т. е. кроме него архив никто не трогал.
          Большую роль в сбережении всего‚ связанного с наследием великого скульптора сыграли жена его брата — Мария Федоровна Опекушина. Именно она вырастила и поставила на ноги оставшихся сиротами внуков скульптора: Александра и Николая (впоследствии директора рыбницкой средней школы) и внучку Лидию. Эта красивая и гордая женщина целые десятилетия делала все возможное, чтобы сохранить дом Опекушиных в Рыбницах, передала в музей ценные реликвии. Дожив почти до 90 лет‚ Мария Федоровна до конца выпила чашу людского равнодушия и неблагодарности.

Живое слово родственников

          Узкая тропинка привела нас к дому Опекушиных в селе Рыбницы. Подойдя к дому‚ мы почувствовали некую связь. Что-то в этот миг связывало нас. А что именно? Не что‚ а кто — это Александр Михайлович Опекушин. Этот дом произвел на нас огромное впечатление. Ведь это не просто дом‚ это как будто вековой дуб. Ему недавно исполнилось 100 лет (он был построен в 1891-1892 гг.), сохранился дом замечательно. В этот момент у нас появилось чувство волнения. Какая же встреча нас ждет? Дверь открылась, нас встретила взрослая женщина. Это была правнучка А.М. Опекушина — Морозова Ирина Николаевна. Она приветливо поздоровалась и пригласила нас в дом. Как же было красиво! Все дышало самобытностью. Передняя комната была очень большой и светлой. У окна стоял дубовый стол с красивой скатертью, у стены напротив стоял старый комод‚ над которым висел большой портрет с изображением хозяина этого дома — Константина Михайловича Опекушина. На другой стене висели семейные фотографии, в центре — портрет Александра Михайловича. В углу стояло большое старинное зеркало. Все это произвело на нас огромное впечатление.
          Ирина Николаевна предложила нам сесть за тот самый широкий дубовый стол‚ достала большую папку — так называемый семейный архив. Мы приготовили вопросы для Ирины Николаевны, но беседа потекла сама собой. Она рассказывала о своем прадеде не торопясь, с какой-то особой теплотой и волнением. Вместе с ней незаметно мы погрузились в прошлый век. От Ирины Николаевны мы узнали много того‚ чего на сегодняшний день нет в публикациях.
          А.М. Опекушин вместе со своими дочерьми приехал из Петербурга и сначала жил в д. Рыбницы в доме брата Константина Михайловича, о чем нигде не упоминается. После начавшейся опалы на работы Опекушина родственники стали опасаться, что родство с Александром Михайловичем может плохо отразиться на них. Опекушин с дочерьми вынужден был съехать от своего родного брата и поселиться у двоюродной сестры Анфеи Андреевны в деревне Свечкино. Через некоторое время история повторилась, и Опекушины остались без крова над головой. Приютил их священник Иван Кодзинский. В его доме Опекушин дожил до последнего дня. Так же от Ирины Николаевны мы узнали о Николае Петровиче Орлове. Этот замечательный человек — внук Гурия Орлова. Гурий Орлов был учителем А.М. Опекушина. Семья Опекушиных была очень дружна с семьей Орловых. Н.П. Орлов всю свою жизнь испытывал доброе отношение к семье Опекушиных и сохранил это отношение после смерти скульптора. Именно он следил за состоянием могилы А.М. Опекушина до 1937 года‚ так как потом был репрессирован и расстрелян. Архивные документы по делу Н.П. Орлова не повествуют о том‚ что доброе отношение к могиле Опекушина как-то сказалось на его судьбе‚ но есть еще один факт‚ говорящий о том‚ что это было небезопасно. В 1937 году в местный сельсовет из Москвы пришел запрос о том‚ живы ли кто-нибудь из родственников Опекушина? То ли местные власти пожалели Опекушиных, то ли сказался авторитет Николая Владимировича (внука) - учителя рыбницкой школы‚ неизвестно, но ответ был дан‚ что родственников в живых нет. После этого семья жила в напряженной обстановке, все время чего-то боясь. Даже в тесном семейном кругу разговоры о знаменитом деде на долгие годы прекратились. Документы по делу Орлова указывают на то‚ что даже домашние хозяйки подвергались репрессиям и получали большие сроки заключения ни за что. А тут родство с опальным Опекушиным, что было еще страшнее.
          Так же И.Н. Морозова рассказала о своих родителях. Ее отец Николай Владимирович Опекушин учился в академии им. Тимирязева, но после 2-ого курса оставил образование и уехал в деревню. Мама Ирины Николаевны была биологом. Она заочно окончила Даниловское педагогическое училище. Родители И.Н. Морозовой до 50-х годов жили при школе‚ так как мачеха Мария Федоровна была против мамы Ирины Николаевны. Сама Мария Федоровна была очень властной женщиной. Вскоре семейные отношения наладились, и Николай Владимирович вместе со своей семьей переехал в дом К.М. Опекушина, в котором Ирина Николаевна проживает до сегодняшнего дня. Н.В. Опекушин долгие годы занимался с учащимися школы краеведением и‚ естественно, рассказывал им о своем деде‚ т. к. страшные годы опалы были уже позади.
          Мы задали И.Н. Морозовой некоторые вопросы:
          - Скоро исполнится 165 лет со дня рождения А.М. Опекушина. Как Вы собираетесь отмечать этот замечательный юбилей?
          И.Н. Морозова: «Я схожу в церковь, поставлю свечку и закажу панихиду. На могилу своего прадеда положу цветы».
          - 3анимается ли кто-нибудь из Ваших родственников лепным промыслом?
          И.Н. Морозова: «Нет. Лепным промыслом больше никто из наших родственников не занимается. У нас нет таланта, какой был у А.М. Опекушина. Он был не просто мастер своего дела‚ а очень талантливый человек! Посмотрите на памятник А.С. Пушкину, посмотрите на то‚ как изящно и очень красиво он выполнен. Ведь такое может сделать только настоящий, талантливый мастер‚ и имя ему - А.М. Опекушин».
          - Вспоминают ли о Вас‚ как о правнучке А.М. Опекушина?
          И.Н. Морозова: «Да‚ и довольно-таки часто. Сюда приезжали на экскурсии дети Заболотской, Искробольской, Некрасовской и Профинтерновской школ. Также в прошлом году побывал журналист Сергей Марков. Приезжали в гости члены кружка при Лермонтовской библиотеке г. Ярославля. Два года назад была дочь А.И. Скребкова из Москвы.
          О себе Ирина Николаевна ничего не рассказала — поскромничала. О ней мы надеемся узнать при нашей следующей встрече. Но одно мы знаем наверняка. Ирина Николаевна Опекушина (Морозова) в 1965 году закончила нашу школу с серебряной медалью. Сегодня в этой школе учится уже ее внучка Морозова Наталья.
          Настало время подвести итоги. На вопрос: «Почему о судьбе и творчестве А.М. Опекушина до сих пор нет ни одной серьезной монографии?» ответить однозначно очень сложно. Тот факт‚ что с архивом Опекушина долгие годы никто не работал, еще раз подтверждает, что государственного заказа на эту тему не было и не существует до сих пор. Не просто не было‚ а тема была даже закрытой и опальной. Тот‚ кто работал и пытался правдиво освещать эту тему‚ тот за это пострадал. Кто все-таки писал‚ тот писал искажая факты‚ которые сегодня требуют проверки. Очень многое ушло бесследно и уже никогда не вернется. О некоторых направлениях в творчестве Опекушина историкам и литераторам говорить очень сложно‚ требуются исследования специалистов. В результате наших исследований мы сегодня убедились в том‚ что в труд об Опекушине должны войти повествования, прежде всего‚ о его родственниках и о людях‚ которые как-либо были связаны со скульптором. Есть факты‚ о которых сегодня родственники по-прежнему не хотят говорить. Значит‚ без этих фактов полного труда не получится, но это только наше мнение. Надеемся, что все-таки когда-нибудь серьезная монография будет написана.
          Встреча с Ириной Николаевной Морозовой пополнила наш школьный музей новыми, неизвестными ране фактами. На этом наши исследования еще не закончены, а значит‚ впереди еще есть работа. Мало изучено творчество других наших земляков-лепщиков. Здесь мы уже сделали первые успехи — помогли Ярославскому Художественному музею разыскать захоронения не менее знаменитых лепщиков Козловых.
          Когда-то давно лепной промысел для крестьян нашей губернии был жизненно необходим. Промысловое наследие нашей местности сегодня не ушло. Сегодня лишь поменялись жизненные ориентиры. Вот уже 9 лет в нашей школе работает кружок художественной лепки. Цель работы кружка - эстетическое и нравственное воспитание школьников. То‚ что раньше было залогом достойного существования крестьян, сегодня отдано на откуп дополнительного образования.



Библиография:

Архив Ярославского Художественного музея. Из переписки К.М. Опекушина. — ксерокопия (РГБ. Рукописный фонд Ф 545 I 3/1—2 № 2)
Беляев Н. А.М. Опекушин. — Ярославское областное государственное издательство, 1949.
Варшавский Л. Александр Михайлович Опекушин. — М.Л.: Государственное издательство «Искусство», 1947.
ГАЯО. Ф. 230. Оп. 2. Д. 11196; Оп. 11. Д. 5250. Дело Николая Петровича Орлова.
Гурьева Т. Круг жизни // Районные будни‚ 21 ноября 1998.
Давыдова О.А. Академик из крепостных. — Ярославль: Верх.- Волж. Кн. изд-во, 1991.
Давыдова О.А. Какой-то крестьянин Опекушин // Православная юношеская газета‚ № 6/52, 2003.
Егорова Т. Великий скульптор умер в нищете // Северный край‚ 4 марта 2003.
Климаков Ю. Его знала вся образованная Россия // Московский журнал‚ № 4, 1996.
Макаров С. Сочтемся бронзою // Общероссийская газета для всех‚ 18 января 2003.
Скребков А. Рисунки Опекушина // Юность, № 58, 1961.
Суриков М. Лунность. — Ярославль: Верх. - Волж. кн. изд-во, 1990.
Суслов И.М. Памятник Пушкину в Москве. — М.: Просвещение, 1968.
Фабричникова Л. Вместо Александра II установили Ленина // Золотое кольцо‚ 25 сентября 1998.
Чубуков В. Всенародный памятник Пушкину. — М: Издательство «Тверская, 13», 1999.

1 Давыдова О. А. Академик из крепостных. - Ярославль: Верх.- Волж. кн. изд-во‚ 1991. - С. 46.
2 Климаков Ю. Его знала вся образованная Россия //Московский журнал‚ № 4, 1996.- С. 9.
3 Там же. С. 4.
4 Варшавский Л. Александр Михайлович Опекушин. — М.,Л.: Искусство, 1947. - С. 5
5 Там же. С. 23.
6 Беляев Н.А. М. Опекушин. — Ярославское областное государственное издательство, 1949. - С. 42.
7 Климаков Ю. Его знала вся образованная Россия // Московский журнал‚ № 4, 1996.- С. 9.
8 Варшавский Л. Александр Михайлович Опекушин. — М.,Л.: Искусство, 1947. - С. 23.
9 Суслов И.М. Памятник Пушкину в Москве. — М.: Просвещение, 1968. - С. 22.
10 Там же. С. 28.
11 Беляев Н.А. М. Опекушин. — Ярославское областное государственное издательство, 1949. - С. 33.
12 Суслов И.М. Памятник Пушкину в Москве. — М.: Просвещение, 1968. - С. 35.
13 Климаков Ю. Его знала вся образованная Россия //Московский журнал‚ № 4, 1996. - С. 6.
14 Там же. С. 9.
15 Гурьева Т. Круг жизни //Районные будни‚ 21 ноября 1998. - С. З.
16 Климаков Ю. Его знала вся образованная Россия //Московский журнал‚ № 4, 1996. - С. 10.
17 Давыдова О. А. Академик из крепостных. — Ярославль: Верх. — Волж. кн. изд-во‚ 1991. - С. 84.
18 Климаков Ю. Его знала вся образованная Россия //Московский журнал‚ № 4, 1996. - С. 10.
19 Архив Ярославского Художественного музея. Из переписки К. М. Опекушина. — ксерокопия (РГБ. Рукописный фонд Ф. 545. 3/1-2. № 2).

Назад >>>


 


18 января
2020 года

Заседание Ярославского историко-родословного общества


















Кольцо генеалогических сайтов

Всероссийское Генеалогическое Древо