Сайт Ярославского историко-родословного общества

 


Назад >>>

РОДОСЛОВИЕ И НАШИ ДЕТИ
ШКОЛЬНОЕ КРАЕВЕДЕНИЕ




Исакова Юлия Андреевна,
научный руководитель
Шаповалова Юлия Михайловна

ИСТОРИЯ МОЕГО РОДА КАК ОТРАЖЕНИЕ ИСТОРИИ ОТЕЧЕСТВА

Школа № 33 в жизни моих близких

          Цель данной работы – исследование жизни моих предков Бакиновских, истории дома, в котором они жили более полувека, и одной из старейших улиц Ярославля, ныне улицы им. В.В. Терешковой.
          Задачи работы:

  • проследить связь нескольких поколений рода Бакиновских с историей нашего города и страны.

  • собрать материалы о моих родственниках, служивших или учившихся в старейшей мужской гимназии, ныне школе № 33.

  • пользуясь материалами семейного архива, воссоздать особенности быта семьи Бакиновских.

          За восемь лет учебы школа стала для меня вторым домом, где все привычно и знакомо. Я с удовольствием иду в школу утром и с радостью возвращаюсь в нее после каникул. Но я думаю, что школа стала для меня родной не только потому, что в ней работают замечательные учителя, дающие глубокие знания, что именно в ней я приобщилась к высокому миру музыки, но и потому, что уже на протяжении многих лет судьбы разных поколений моей семьи тесно переплетаются со школьной историей.
          Самые ранние воспоминания о предках по материнской линии относятся к концу восемнадцатого века. Мой пра-пра-пра-пра-прадед – Антон Бакиновский – польский шляхтич (дворянин) – родился в Польше в 1795 году. По семейному преданию, он был выдворен в Россию в 1831 году как ссыльный за участие в Польском восстании, поднятом против господства царской России над Польшей. Восстание было подавлено, а мятежные поляки наказаны. Так Бакиновские оказались в России. Мы мало знаем о жизни Антона Бакиновского. Известно лишь, что похоронен он был в Ярославле с почестями, подобающими польскому дворянину, на его гроб положили конфедератку и шпагу. В нашей семье до сих пор хранится альбом его сына Александра, датированный 1841 годом, с его рисунками и стихами на польском, русском и французском языках, посвященными кузине.
          Внук Антона Бакиновского – Николай Александрович Бакиновский – мой пра-пра-прадед – родился в 1854 году. После окончания университета он преподавал какое-то время в Ярославской мужской гимназии (будущей школе № 33), затем служил инспектором в городском училище. Позднее (уже при Советской власти) в мужской гимназии преподавала математику его сестра – Надежда Александровна Бакиновская. Служила Надежда Александровна и в Мариинской женской гимназии, которую закончила в 1878 году. В книге Б.И. Зеленского, основанной на архивных материалах, упомянуто, что «преподавательница Н.А. Бакиновская награждена золотой медалью за усердную службу» (№ 7, с.33). В областном архиве найдены сведения и об их брате, Владимире Александровиче, «коллежском регистраторе, определенном в 1867 году в канцелярские чиновники» (ГАЯО. Ф. 346. Оп. 7. Д. 9).
          Николай Александрович был очень образованным человеком, знал несколько языков, в том числе: немецкий, греческий, латынь, а дома в основном общались по-французски.
          Сын Николая Александровича – Иван – брат моей пра-прабабушки – учился в мужской гимназии, после окончания которой поступил в университет. Но в 1914 году началась Первая мировая война, и он, окончив школу прапорщиков, ушел на фронт. Иван Николаевич был молод и красив, а, главное, выделялся своими замечательными человеческими качествами. Его любили солдаты и ценило начальство. На фронте в 1917 году сложилась напряженная обстановка. На участке, где воевал Иван Николаевич, наступлению наших войск препятствовали серьезные укрепления немецких позиций. Необходимо было снять проволочное заграждение противника, но все попытки заканчивались неудачей. И тогда вызвался это сделать Иван Николаевич. Немецкая проволока была очень прочной и плохо поддавалась ножницам, издавая громкий скрежет. Шум услышали немцы и открыли огонь. Одна из пуль попала в юного Бакиновского, и он погиб, но проход был уже открыт, солдаты пошли в атаку. Тело Ивана Николаевича привезли в Ярославль в гробу, усыпанном цветами. Их для любимого командира собирали во время остановок сопровождавшие гроб солдаты.
          А во Вторую мировую войну нашу Родину защищал сын его сестры – брат моей прабабушки – Красильников Николай Елисеевич, выпускник школы имени Карла Маркса, созданной на базе мужской гимназии в 1921 году. После окончания школы он поступил в Ивановский химико-технологический институт. Накануне объявления войны он защищал диплом. Николай Елисеевич был сразу же мобилизован. Для подготовки он был вначале направлен в военный лагерь, а с ноября 1941 года воевал на Волховском фронте в звании лейтенанта. В 1943 году, во время боев в лесах под Волховом, Николай Елисеевич получил серьезное ранение обеих ног. После лечения в госпитале он был направлен преподавателем в Красноярское химическое училище, где готовил бойцов, а затем вывозил их на фронт. Потом была служба в чине капитана в Киевском военном училище. После войны Николай Елисеевич работал во Львове главным инженером химического завода, был депутатом Горсовета. В дальнейшем в нашей школе училась его дочь – Красильникова Людмила Николаевна.
          Школу имени Карла Маркса закончили и обе сестры Николая Елисеевича: Ирина Елисеевна – моя прабабушка и Екатерина Елисеевна.
          С маленькой Ирой – моей прабабушкой – перед школой занималась учительница-немка и подготовила ее к поступлению сразу в третий класс. Видимо, в то время школа еще не имела номера, потому что прабабушка всегда говорила о ней, как о школе имени Карла Маркса. Школьная жизнь Иры протекала насыщенно и интересно. Эти трудные, голодные годы были овеяны революционной романтикой. Школа живо откликалась на все события и начинания в стране. Бурно кипела общественная жизнь. Учась в школе, моя прабабушка участвовала в ликбезе (ликвидации безграмотности). В Ярославле традиционно проживало много татар. В 20-е – 30-е годы большинство из них были неграмотны. И вот за Ирой и ее подругой закрепили двух пожилых татарок, которых нужно было научить читать и писать по-русски. И девочки по вечерам ходили в частный домик на Малой Октябрьской улице и учили грамоте взрослых женщин. Школа тогда работала по программе девятилетки. В 1932 году весь выпуск был направлен в ФЗУ (фабрично-заводское училище). В Ярославле в это время началось строительство первого промышленного гиганта – Резинокомбината (будущего шинного завода). Для строительства, а затем и для работы на нем и обучались в ФЗУ ребята. После учебы была практика в Ленинграде на заводе «Красный треугольник», а потом работа на Резинокомбинате и субботники на строительстве домов для работников комбината (дома в начале проспекта Ленина). В дальнейшем прабабушка сменила профессию и всю жизнь трудилась инженером-микробиологом на Ярославском хлебозаводе № 3.
          Екатерина Красильникова была младшей сестрой Николая и Ирины. В школу она поступила в 1933 году. До сих пор она тепло вспоминает своих учителей: классного руководителя и литератора – Хандажинскую Александру Ивановну, преподавателя математики – Герасимову Александру Андреевну, преподавателя химии – Сыромятникову Зою Васильевну, физика – Постникова Николая Константиновича, которого ребята между собой называли НиКоПос. Любимым предметом в школе стала биология, с которой Екатерина Елисеевна в дальнейшем связала свою жизнь. У меня хранится ее школьная тетрадь по зоологии за седьмой класс. Как тщательно и точно выполнены мельчайшие детали рисунков! Сразу видно, что человеку это было по-настоящему интересно. Аттестат зрелости Екатерина Елисеевна получала во время войны, в 1943 году. В здании школы тогда размещался госпиталь, поэтому последние годы ребята ее выпуска доучивались в школе за Волгой и в здании на улице Депутатской. В то время в наш город был эвакуирован Минский медицинский институт. В него и поступила Катя. А в 1944 году на его базе был создан Ярославский медицинский институт, где продолжали учиться ярославские студенты. После окончания института Екатерина Елисеевна работала врачом в больнице им. Н.В.Соловьева. Пройдя дополнительное обучение на курсах в ленинградской клинике в 1949 году и в московской клинике имени Кассирского в 1959 году, она стала первым врачом-гематологом в Ярославле, начала делать стернальную пункцию, консультируя во всех клиниках города. Долгое время Екатерина Елисеевна заведовала клинической лабораторией железнодорожной больницы, являясь врачом высшей категории. Она была известным в городе специалистом, одной из первых осваивала новейшие методы диагностики. Сейчас бабушка Катя на пенсии.
          Вообще в ее классе училось много людей, ставших впоследствии весьма известными в городе:
          Нянковский Александр – ветеран войны, известный в городе строитель;
          Гладилович Владимир занимал руководящую должность в Совнархозе, а затем был главным инженером проекта ЯШЗ в институте «Резинопроект»;
          Бутусов Владимир – генерал КГБ, участник войны;
          Байбородина Маргарита работала врачом в Горздравотделе.
          Но уж никак не думала баба Катя, что в одном классе с ней учится ее будущий родственник. Дело в том, что спустя много лет старшая дочь сестры Екатерины Елисеевны - сестра моей бабушки – вышла замуж за Володарского Кирилла Владимировича.
          Кирилл ушел добровольцем на фронт прямо со школьной скамьи в 1942 году. Он участвовал в освобождении Крыма, Белоруссии, воевал в Восточной Пруссии, а после войны еще три года служил в Венгрии. В 1951 году Кирилл Владимирович закончил Ленинградское пожарно-техническое училище МВД. В системе пожарной охраны он отработал 25 лет, пройдя путь от рядового бойца до начальника пожарной части. В отставку Кирилл Владимирович вышел в звании подполковника внутренней службы в 1980 году. В дальнейшем работал главным специалистом по пожарной безопасности в ряде проектных организаций. Со школьных лет Кирилл писал стихи, а печататься начал во время войны в армейских газетах. В последние годы жизни вышли его сборники стихов: «Вера, Надежда, Любовь», «Торжество памяти», «Зверские байки», где есть упоминание и о любимой школе, которую он с одноклассниками ласково называл «Карлушей»:

                    А, может, вижу, вижу наяву,
                    И нашу школу, старую «Карлушу»,
                    И девочку с глазами в синеву,
                    За каждый год, за каждый день в ответе
                    Живи, судьба, в салютах разных дат.
                    На двадцать лет нас старят наши дети,
                    А внуки – те еще на пятьдесят.
                    Но с этим сердце не забьется глуше,
                    Мы будем долго с Вами на плаву.
                    И помнить нашу старую «Карлушу»,
                    И молодость с глазами в синеву.

          Бабушкин прадед Николай Александрович Бакиновский в 1905 году вышел в отставку и съехал с казенной квартиры на Волжской набережной на Голубятную улицу, где снял в аренду первый этаж дома Носковых (ул. им. В.В. Терешковой, № 5, сейчас в этой квартире находится Писательская организация). Купец Носков купил этот дом в сентябре 1866 году у купца Шапошникова.1 Первый этаж сдавали в аренду, а второй, состоящий из двух половин, мужской и женской, занимали хозяева – пятеро взрослых детей Носкова: сыновья Василий и Владимир и дочери Екатерина, Вера и Мария (в монашестве Магдалина).
          Не думал Николай Александрович, что семья его задержится в этой квартире на 65 лет, когда его правнукам в 1971–72 годах стали давать благоустроенные квартиры.
          К 1970 году дом обветшал, так как ни разу не был отремонтирован, а пострадал он серьезно во время немецких бомбежек 1943 года, когда две бомбы попали во двор и горели сараи и крыша дома. Дом дал трещину, но продолжал служить людям до капитального ремонта в середине семидесятых годов.
          А когда квартиру арендовал Николай Александрович, дом был в отличном состоянии. Хозяева каждый год летом проводили ремонт. Были очень хорошие погреба в сараях, в них завозили лед с Волги на все лето. Двор был очень зелен, в глубине двора располагался сад с беседкой. Жизнь хозяев и жильцов была на удивление родственной. Например, если маленькая Ирочка (моя прабабушка) не хотела есть кашу своей ложкой, бежали за ложкой Веры Александровны, хозяйки, на второй этаж.
          Носковым принадлежали еще два дома: одноэтажный флигель по фасаду и флигель во дворе, который сдавали внаем.
          Хозяева дома – Василий Александрович (врач) и Владимир Александрович (студент) – были революционерами, активистами Северного союза РСДРП. Владимир Александрович в 1903 – 1905 годах входил в состав ЦК РСДРП, был агентом «Искры», В доме на Голубятной улице была явочная квартира, в тайниках которой хранилась запрещенная литература. Посылки с литературой приходили на имя жилицы из флигеля Добрыниной Марии Алексеевны. Был даже такой случай, что она пришла на почту за посылкой, а в адресе перепутали ее отчество. Чтобы выдать посылку, предложили ее вскрыть. Мария Алексеевна, зная, что в ней, была в ужасе, но, не подав вида, предложила возвратить посылку назад.
          В квартире Василия Александровича тайно бывали Я.М. Свердлов и Н.К. Крупская. Во время мятежа 1918 года Носковы прятали у себя евреев. После мятежа, когда производились по домам обыски и расстрелы, у Носковых была бумага, свидетельствующая об их помощи Советам, поэтому наш дом обходили стороной.
          За заслуги перед революцией семье Носковых была оставлена пожизненно их квартира. Сестре Василия Александровича Вере Александровне предложили на выбор любую половину второго этажа, она выбрала женскую. Ордер подписал М.В. Фрунзе.
          Василий Александрович работал терапевтом в больнице им. Н.В.Соловьева вместе с Н.В. Соловьевым. Затем – главным врачом этой больницы. Он был и домашним врачом нашей семьи до конца своей жизни.
          Пути Владимира Александровича с В.И. Лениным разошлись. С 1907 года он отошел от партийной деятельности. Ленин назвал Носкова «скатившимся в болото оппортунизма». Владимир Александрович застрелился в 1913 году. Вера Александровна, принимавшая участие в делах братьев, рассказывала, что конфликт с Лениным был из-за возражений Владимира Александровича против разрушения всего государственного устройства России. Он стоял не за разрушение, а за его преобразование.
          Однако, несмотря на все потрясения и грозные события начала двадцатого века, семейство Бакиновских прочно обосновалось в доме на Голубятной улице. Наверное, первые Бакиновские полюбили эту необыкновенную квартиру, как любили ее все выросшие в ней следующие поколения. Дом на самом деле был уникальным: жизненное пространство жильцов не ограничивалось одной только своей квартирой при том, что у Бакиновских имелся отдельный вход. Не выходя на улицу, можно было попасть в любой уголок дома: внутри существовало много лестниц, переходов, коридоров, темных комнат, кладовок, тайников. Особенную радость это доставляло детям, давая простор их фантазии и вдохновляя на волшебные игры.
          До шестидесятых годов двадцатого века в доме сохранялась старинная обстановка из красного дерева: резные буфеты, столы и стулья на гнутых ножках, ломберные столики под зеленым сукном, кожаные кресла, огромные зеркала в тяжелых рамах, настенные часы с маятником, большой ртутный барометр в деревянной оправе. На стенах висели написанные маслом портреты предков в массивных рамах. Даже печи в этом доме были необычны. Они топились из коридора через маленькие топки с чугунными дверцами, на которых были изображены мифологические чудовища. А в комнаты выходили изразцовые зеркала с блестящими медными отдушинами. Во все комнаты вели распашные двери с гнутыми медными ручками. Окна из комнат закрывались ставнями. На втором этаже были паркетные полы, кажущиеся сплошным зеркалом. В широких темных коридорах стояли сундуки и шкафы. В шкафу у входной двери хранились старинные книги и подшивки журналов «Нива» и «Вокруг света», но главным обитателем шкафа был Щелкунчик – страшный деревянный человечек с огромным оскаленным ртом, предназначенным для колки орехов, одетый в треуголку и мундир. Он стал верным союзником и помощником взрослых. Дети всех поколений боялись его устрашающего вида, чем и пользовались их родители. Поэтому, когда надо было перекрыть детворе выход на улицу, Щелкунчика выставляли на шкаф у двери.
          Этот дом, столь необычный по внутреннему устройству и колориту, навсегда остался в памяти тех, кто в нем жил.
          Голубятная улица, на которой жили мои деды и прадеды, получила свое название оттого, что на ней разводили почтовых голубей. Она не была такой протяженной, как сейчас. От Семеновской площади (ныне Красной) до Воздвиженской улицы (ныне Флотской) она называлась Голубятной, а далее Петропавловской, в конце которой высился собор Петра и Павла.
          По Голубятной улице, мощенной булыжником, ходил трамвайчик до пристани. В начале Голубятной улицы шли Гимназическая улица (за мужской гимназией, позднее школа имени Карла Маркса) и Благовещенская улица к Волге (сейчас это одна улица Суркова).
          На Голубятной улице против дома Носкова стоял дом архитектора Н.И. Поздеева, вызывавший у всех восхищение и удивление: не дом, а терем. В 1930 году он серьезно пострадал от пожара и после восстановления потерял свою прелесть, старожилы, глядя на него, плакали, так как исчезло произведение архитектурного искусства. К сожалению, сейчас этот дом необитаем и продолжает разрушаться.
          Губернский архитектор Н.И. Поздеев был замечательным гражданином г. Ярославля, он оставил после себя такие сооружения, которыми ярославцы гордятся: часовня Александра Невского на Ростовской улице (ныне ул. Андропова), Сретенская церковь в одноименном переулке (ныне Депутатский пер.), Спасские казармы напротив Медвежьего оврага, дом Дунаева на улице Дворянской (ныне Дом культуры профтехобразования на проспекте Октября).
          Во дворе дома Н.И. Поздеева находится еще один интересный дом – дом Кнопфа (ныне дом № 14-б по ул. Терешковой), построенный в 1905 году. Это необычное по архитектуре сооружение с угловой башенкой выполнено в стиле модерн. В башне с куполом располагалась домашняя обсерватория. Этот дом, по виду похожий на замок, впоследствии принадлежал Лихачевой. Сейчас его реставрируют.
          Голубятная улица может гордиться и другим очень талантливым архитектором – В.Г. Саренко. Его строения в стиле модерн и сейчас украшают Ярославль: гостиница «Бристоль» (ныне «Волга»), кинотеатр «Горн» (ныне банк «Менатеп»), Торговый дом на площади Волкова, пожарная каланча на Красной площади.
          Моя прабабушка Красильникова Ира училась в школе в одном классе с его дочерью Люсей Саренко, и она рассказывала своей дочери (моей бабушке), что отец Люси был очень образованным человеком, он выписывал иностранные журналы, и девочки еще в 1928 году узнали о телевизоре. В период репрессий 1938 года В.Г. Саренко был расстрелян.
          На Голубятной улице жил еще один очень известный в Ярославле человек – Константин Сергеевич Лисицын. Он вырос в одном дворе с Кириллом Владимировичем Володарским. Мальчики дружили с детства. Константин Сергеевич тоже закончил школу № 33, а в 18 лет ушел добровольцем на фронт, стал разведчиком. За совершенный подвиг ему было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». После войны Константин Сергеевич 20 лет служил в театре им. Ф.Г. Волкова. Его именем названа одна из улиц нашего города.
          С 1963 года Голубятная улица носит имя В.В. Терешковой. После полета в космос Валентины Терешковой ее матери и брату дали квартиру на Голубятной улице во вновь построенном Совнархозовском доме и решили переименовать улицу в честь прославившей Ярославль женщины-космонавта.
          Но в сердцах моих бабушек она по-прежнему Голубятная улица. И мой дядя Кирилл Володарский в своих стихах с любовью вспоминает детство на Голубятной улице:

                    Там, где липы в рядах караулятся,
                    Где вздремнул девятнадцатый век,
                    Там моя Голубятная улица
                    Начинала булыжный разбег.

                    Палисады, заборы резные,
                    Крыш соседских домов окоем,
                    Проходные дворы продувные
                    Где-то в детстве остались моем.

                    Как и прежде здесь крыши сутулы,
                    Только память не знает границ:
                    Голубятен высоких пригулы
                    С белизною осанистых птиц.

                    Вот они поднимаются в небо
                    И кругами идут надо мной,
                    И уходят, уносятся беды
                    Вместе с птицами в свод голубой.

                    Незабвенные юные лица,
                    Что презрели покой и уют,
                    Костя Тяпкин и Костя Лисицын
                    Здесь по-прежнему с нами живут.

                    И вдоль этих заборов зубатых,
                    На фасадах седой старины
                    Бережет моя улица свято
                    Те далекие детские сны.

          В 1917 году пришли беды в дом Бакиновских. Был убит на войне их сын, 22-летний Иван Николаевич. Не вынесший этого горя и трагедии, происходившей в России, умер в этом же году от приступа стенокардии Николай Александрович Бакиновский
          1918 год принес новые потери семье. В июле в Ярославле произошел белогвардейский мятеж. На улицы города было невозможно выйти, стреляли и белые, и красные. Чтобы дети не выскакивали на улицу, на шкаф был выставлен грозный Щелкунчик. Однако трехлетней Ире все-таки удалось ускользнуть от зазевавшейся няни и выбежать во двор. По счастью, взрослые быстро спохватились и бросились за ребенком. Девочку унесли домой, и в ту же минуту пули ударили в камень, около которого она только что стояла. Но беда не обошла дом стороной. Был убит муж старшей дочери Н.А. Бакиновского Екатерины – Малафеев Александр Михайлович. А к зиме 1918 года пришел в Ярославль грипп «испанка» и скосил Екатерину Николаевну, которая работала фельдшером в больнице им. Н.В.Соловьева. Они были похоронены в ограде церкви Иоанна Богослова, в которой в 1897 году их венчали. В настоящее время на этом месте расположено здание ТЮЗа. Их дети Екатерина и Михаил, оставшись сиротами, вошли в семью моей пра-прабабушки Красильниковой Надежды Николаевны (младшей сестры Екатерины Николаевны).
          Надежда Николаевна Бакиновская-Красильникова, окончив Мариинскую гимназию и специальный восьмой класс, стала служить в ней классной дамой. После революции работала учительницей начальных классов в школе на Перекопе при Ярославской Большой Мануфактуре. Ее муж (мой пра-прадед) Красильников Елисей Иванович преподавал в коммерческом училище, а затем всю жизнь работал бухгалтером.
          Семья росла, появлялись дети: Ирина, Николай, Екатерина, и все жили большой дружной семьей на Голубятной улице. Вырастали и уходили из дома в большую жизнь одни, но на их место появлялись другие: вышедшая замуж Ирина привела в дом своего мужа Воронина Бориса Алексеевича (моего прадеда). Появились их дети: Вера, Нина (моя бабушка), Николай.
          Бабушка часто вспоминает свое тяжелое голодное детство в большой промерзлой квартире в военные и послевоенные годы. Семья старалась выжить: сажали за городом картошку, держали кур, поросят, козу. Немецкой бомбой в 1943 году все это хозяйство было уничтожено, и таких добротных бревенчатых построек уже было не соорудить. Строили из досок сараюшки. Двор был весь перекопан под бомбоубежища. Весной и осенью окопы заполнялись водой. Исчезло обаяние двора и сада. Все жили надеждой на победу, ждали позывных сигналов Совинформбюро.
          Когда зимой 1941 года немцы подступили к Москве, наша семья стала думать об эвакуации. Была распродана за бесценок библиотека, все ценные фамильные вещи отправили багажом в Кострому. Но в ходе битвы за Москву немцы были отброшены, отпала необходимость эвакуации. Однако семье был нанесен огромный материальный урон: багаж пропал. Елисей Иванович заболел раком. Победу ему не удалось увидеть, он умер за три месяца до нее.
          А пра-прабабушка Надежда Николаевна дожила до 1960 года. Тогда уже стали взрослыми моя бабушка Нина и ее сестра Вера. Они вышли замуж в 1961 году, и в дом вошли зятья, Шаповалов Игорь Михайлович (мой дед) и Володарский Кирилл Владимирович. Терем-теремок всех вместил.
          Мой дед – Игорь Михайлович Шаповалов – не являлся коренным ярославцем, он родился в Сталинграде, а в Ярославль его забросила кочевая жизнь отца-полковника. Здесь он с отличием окончил педагогический институт – исторический факультет – и начал свою трудовую деятельность в системе профессионально-технического образования, которой отдал 30 лет. Он был занесен в Книгу Почета училища № 18 и награжден значком «Отличник профтехобразования». История была для него не просто предметом преподавания, а настоящим жизненным увлечением. Другим увлечением – и даже страстью – стали шахматы. Дедушка был кандидатом в мастера спорта по шахматам, неоднократно являлся чемпионом города. Он много играл по переписке, и тогда в наш дом летели открытки с разных концов света. Уйдя из училища, дедушка возглавил детско-юношескую шахматную школу, одновременно являясь тренером. Он часто судил соревнования по шахматам, будучи судьей республиканской категории.
          Дедушка был моим другом, наставником, и от него мне передалась любовь к истории, это теперь и мое увлечение.
          Моя бабушка Нина Борисовна Шаповалова (урожденная Воронина) – коренная ярославна из рода Бакиновских. Она окончила школу № 4, финансово-экономический институт и всю трудовую деятельность провела в институте «Резинопроект», пройдя путь от экономиста до начальника плановой группы. Главным ее увлечением являются книги. Именно бабушка привила мне любовь к чтению. Это она, когда мне было три года, прочитала вслух мою первую «взрослую» книгу – «Княжна Дубровина» Евгении Тур. Это была особенная книга, старинная, доставшаяся ей от ее бабушки. Я осторожно перелистывала ветхие странички, навсегда проникаясь любовью к миру литературных героев, к русской старине. Бабушка является хранительницей истории нашего рода, семейных преданий и реликвий. Именно с ее помощью я сейчас работаю над историей семейства Бакиновских.
          В 1962 году на свет появилась моя мама Наталья Игоревна Шаповалова, которая тоже сделала свои первые шаги в нашем доме на Голубятной, здесь прошло ее раннее детство, здесь она закончила первый класс.
          Я не жила в доме № 5 на улице им. Терешковой, но он дорог мне. Работая над историей нашего рода, я многое открыла для себя. Мы все – звенья живой цепи поколений русских людей. История жизни отдельных семей – это и история нашего народа, нашей страны, России. Смена общественно-политических формаций, мятежи, революции, войны, победы народа – все это, как в капле воды, отразилось в судьбах представителей рода Бакиновских и их потомков. И я горжусь своей принадлежностью к этому роду ярославских интеллигентов-тружеников. И еще я поняла, как драгоценна память о прошлом. Трогательные подробности быта моих предков оживили историю рода, к которому я принадлежу. Уже не имена и отчества, а живые люди возникли передо мной, благодаря воспоминаниям моих близких, старым письмам и фотографиям. Для меня это самый важный итог моего скромного исследования.



Библиография:
Буланов В.А. Ярославль: Социально-экономический очерк. – Ярославль: Верх.-Волж. кн. изд., 1985.
Володарский К.В. Вера, Надежда, Любовь: Сборник стихов. – Ярославль: ТОО «ЛИЯ», 1997.
Дмитриев С.В. Воспоминания. – Ярославль: Александр Рутман, 1999.
Добровольская Э.Д. Ярославль. – М.: Искусство, 1968.
Егорова Т. Дом, который построил Кнопф / Северный край, 17 января 2004.
Ермолин Е.А. Культура Ярославля: Исторический очерк. – Ярославль, 1998.
Жельвис В.И. Десять путешествий по Ярославлю без экскурсовода: Методическое пособие. – Ярославль,1998.
Зеленский Б.И. Ярославская Мариинская Женская Гимназия. Историческая записка к 50-летию ее существования. – Ярославль, 1911.
История Ярославля с древнейших времен до наших дней. – М.: Интербук-Бизнес, 1999.
История Ярославского края с древнейших времен до конца 20-х гг. ХХ века./ Яросл. гос. ун-т. – Ярославль, 2000.
Козлов П.И. Ярославль. Путеводитель. – Ярославль: Верх.-Волж. кн. изд., 1980.
Козлов П.И., Маров В. Ф. Ярославль. Путеводитель-справочник. – Ярославль: Верх.-Волж. кн. изд., 1988.
Краеведческие записки / Ярославский историко-архитектурный музей-заповедник. – Ярославль: Верхне-Волж. кн. изд., 1990.
Марасанова В.М. Ярославский край в конце Х1Х – начале ХХ века: Текст лекций: Яросл. гос. ун-т. – Ярославль, 1995.
Маров В.Ф. Ярославль. Архитектура и градостроительство. – Ярославль, 2000.
Материалы Государственного архива Ярославской области.
Материалы музея школы № 33 г. Ярославля.
Материалы семейного архива.
Салова Ю.Г. Культурное развитие Ярославля. 1917 – 1927: Учебное пособие. – Ярославль, 1994.
Тихомиров И.А. Граждане Ярославля. Из записок ярославского старожила. – Ярославль: Александр Рутман, 1998.
Ярославль. Путеводитель по памятникам истории, культуры и архитектуры. – Я.: Ярославское книжное издательство, 1960.

1 ГАЯО. Ф. 151. Оп. 2. Д. 37107.

Назад >>>


 


18 января
2020 года

Заседание Ярославского историко-родословного общества


















Кольцо генеалогических сайтов

Всероссийское Генеалогическое Древо