Сайт Ярославского историко-родословного общества

 


Назад >>>

В ПОМОЩЬ НАЧИНАЮЩЕМУ ИССЛЕДОВАТЕЛЮ




Кукушкин Виталий Дмитриевич


ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ И ОСНОВНЫЕ АСПЕКТЫ РОДОСЛОВИЯ КУКУШКИНЫХ, РАТЕХИНЫХ, СТЕПУРА, БОРИНОС

          Определяя название труда «Родословия. Воспоминания, документы, фотографии, генеалогические таблицы рода Кукушкиных, Ратехиных, Степура, Боринос» автор отдал предпочтение слову «родословие» перед «генеалогией», поскольку и толковый словарь русского языка С. И. Ожегова даёт этим словам одинаковое понятие – история рода (во множ. числе – истории родов).
          В декабре месяце 1994 г. инициативная группа, связанная родственными узами, одобрила предложение автора собрать материалы и создать общими силами труд, отражающий историю своих семей, родов, для чего было решено создать добровольное культурно-просветительское общество «Наследие». Вся организационная работа по разработке устава общества и его регистрации была поручена Кукушкину В. Д. В январе 1995 г. общественное некоммерческое объединение «Наследие» было зарегистрировано в органах юстиции за № 376. В Уставе, состоящем из 9 разделов, сорока пунктов, размещенных на 12 листах текста, в частности закреплено:
          Цели создания и задачи Общества.
          Основной целью общества является содействие приобретению и расширению знаний представителей нынешних и будущих поколений семей, связанных родственными узами, о своих предках, их жизни, быте, генеалогии, вкладе в экономическую и культурную жизнь общества, защиту Отечества и на основе этого способствовать их нравственному воспитанию в духе гуманизма, патриотизма, национального уважения и сближения.
          Задачами Общества являются:

  • восстановление генеалогических связей предшествующих и нынешних поколений изучаемых родов,
  • изучение на основе архивных материалов и воспоминаний представителей старших поколений жизни, быта, миграций, вклада предков в экономическую и культурную жизнь общества соответствующего периода,
  • изучение участия представителей родов в защите Отечества, выявление погибших и раненых, отличившихся в боях, награждённых правительственными наградами,
  • изучение расселения (географического ареала) представителей родов,
  • издание генеалогических таблиц и справочников с краткими аннотациями о всех представителях родов, воспоминаниями.

          Следует заметить, что в силу ряда причин основная часть работы по созданию «Родословия» легла на плечи автора и была завершена в 1999 г. компьютерным изданием 10 экземпляров. Оглядываясь на проделанную работу, хочу отметить, что наряду со значительными материальными затратами (компьютер, принтер, бумага, ксерокопирование и т. д.), большим количеством времени, необходимым на работу в архиве, поездками по местам проживания родственников преклонных лет, записями их воспоминаний, расшифровкой этих записей с бумаги и магнитофона, распечаткой и рассылкой отдельных фрагментов и всего труда вплоть до отдалённых регионов, в целом такую работу невозможно выполнить, если ты не созрел для этой работы, если не почувствовал необходимость данного труда.
          Только в зрелые годы появляется мысль, что с уходом из жизни близких и дальних родственников, вмести с ними уходит и бесценная информация как о событиях, свидетелями которых они были, так и то, что они знали о жизни старших поколений. Возможно, что со временем уровень культуры общества, семьи поднимется до создания и ведения постоянных семейных хроник, семейных летописей, а в школах появится дисциплина «Семейное краеведение», где будет прививаться вкус к изучению своей родословной. Семья является исходной клеточкой общества, в семье идёт формирование культуры личности и передача её от поколения к поколению. Очевидно, что морально-нравственное здоровье общества в целом зависит от морально-нравственного климата в каждой семье.
          Труду «Родословия» предпослано два эпиграфа:

  • «Священной памяти родителей и предков посвящяется»
  • «С любовью - грядущим поколениям».

          Жизнь и судьба каждого человека своеобразна и неповторима. Любому из нас предшествуют бесконечные пласты, уходящих в глубину веков предков. А знаем мы и помним лишь кое-что о ближайших двух или трех поколениях.
          В силу разных обстоятельств не выдерживают испытания временем могильные холмы, деревянные кресты, каменные и железные памятники. Вместе с этими материальными знаками уходит и память о людях. И, может быть, наши бабушки и прабабушки глубже нас понимали это, когда записывали и переписывали с материнских поминальников в свои бесчисленную череду родителей и родственников - рабов божьих, чтобы священник помянул их в церкви во всеуслышание во время службы. Будем надеяться, что бумага и магнитные носители в этом случае могут оказаться прочнее каменных памятников.
          Не располагая аналогами семейных исследований, автор избрал следующее построение родовой книги. В первой части названной «От составителя» и являющейся предисловием приводится предыстория зарождения данного труда, его важность и необходимость. На основе последних достижений астрономии, астрофизики, палеонтологии, геологии, генетики даётся краткий очерк (на 3 стр.) возникновения вселенной, солнечной системы, геологических процессов на земле, зарождения и развития жизни, соответствующих геологических и палеонтологических находок на ярославской земле. История заселения Волго-Окского междуречья, миграция племён, заселение Верхнего Поволжья славянами, оформление древнерусского государства, основание и развитие городов Ростова, Ярославля, Углича и др. Значимые исторические события на территории края в периоды татаро-монгольского нашествия, польской интервенции. Надо полагать, что те давние события прямо или косвенно касались и влияли на жизнь наших предков, как освещаемых здесь родов, так и всех других проживавших на этих ярославских землях. Основной материал расположен по разделам-родам, каждый из которых начинается со специально разработанного титульного листа с содержанием помещённых материалов. В каждом родовом разделе имеется:

  1. Генеалогическая таблица с указанием места рождения, даты рождения и смерти и те же данные по спутнице (спутнику) жизни. Все эти данные, как первичный блок информации, размещены в прямоугольной рамке. Последовательность этих блоков (длиной в строку) и составляет генеалогическую таблицу. Каждому представителю рода в генеалогической таблице присваивается индекс, состоящий из прописной первой буквы фамилии рода, цифры - номера поколения рода, цифры – отражающей, каким по счёту ребёнком был в семье, в знаменателе прописная буква, указывающая имя отца (Иначе индексы детей родных братьев не будут отличаться). Например, К.4.5./Р – Род Кукушкиных, 4 поколение, 5-й ребёнок, отец Роман.
  2. Краткие биографические данные представителей этого рода.
  3. Воспоминания лиц, возраста 50-ти и более лет или воспоминания о них.
  4. Документы, характеризующие конкретных лиц и соответствующую эпоху.

          Всего в Родословии (объём – 183 листа) приводятся данные о 261 персонаже.
          В труде содержатся следующие материалы, созданные или обработанные на компьютере - Древо жизни, генеалогические таблицы, развёрнутые воспоминания представителей родов, копии архивных документов, ксерокопии аттестатов, удостоверений и т. д., фотографии, топографическая карта местности истоков рода (масштаба 1: 200 000).
          Роду Кукушкиных предшествует историко-географическая справка о территории Ярославской губернии, административном делении на волости и уезды нынешней территории Ярославского района, составленная автором по архивным материалам.
          По основному, исследованному в Родословии роду Кукушкиных, считая за первое поколение предка, от которого до нас подлинно дошло имя и фамилия (родился в последней четверти 18 века), автор насчитал и описал 7 поколений, носящих данную фамилию. По остальным родам поднято 6 поколений. Связь родов следующая. Кукушкины – род отца автора, Ратехины – род матери автора, Степура – род жены автора, Боринос – род мужа дочери автора. Кукушкины и Ратехины – искони проживали на Ярославских землях (деревни Глебовское по Даниловской дороге и д. Парыгино в 1 км от ст. Уткино). Степура и Боринос ведут своё начало с Донщины и Таврии.
          Анализ материала Родословия подтверждает известные истины. Повседневный труд от зари до зари, когда на пахоте и других тяжёлых работах полотняная рубаха сопреет от пота меньше, чем за сезон. Большие многодетные семьи до 10-12 детей, половина которых умирала в младенчестве. Невысокие урожаи на малоплодородных землях не обеспечивали прокорм больших семей, с этим связан масштабный отход на заработки в города. К примеру, мой дед Роман Зиновьевич в 1873 г. уже в возрасте 9 лет был определён на табачную фабрику «Феникс (сейчас в этом здании обувная фабрика «Североход»), хозяином которой был Вахромеев и проработал там без прогулов 47 лет. На выходной день в основном пешим порядком ходил за 18 вёрст в родную деревню Глебовское. Из мест проживания матери многие на заработки отправлялись в Питер. Брат моего деда по линии матери Ратехин Павел Дмитриевич (по воспоминаниям матери и других родственников) работал в Петербурге истопником в царском дворце, привозил родне подарки вплоть до разрозненных предметов из сервизов, которые раздавались прислуге, если часть сервизов разбивалась. (У нас дома ещё после войны была сахарница с царскими вензелями). После одного из терактов народовольцев, когда зарядом пороха, заложенным в полено, разворотило одну из печей во дворце прислугу заменили, и служба деда на этом поприще закончилась.
          Крещения, первые причастия, венчания, исповедания, уход из жизни многочисленных поколений Кукушкиных были связаны с церковью села Гавшинки, прихожанами, которой они являлись. Полное название храма «Церковь Спаса Нерукотворенного образа в селе Гавшинка Ярославского уезда».
          Из архивных документов видно, что церковь это не только религиозно - духовный центр, но и статистический орган по учёту населения и своего рода культурный центр, осуществляющий широкое общение прихожан, очевидно, ей были присущи и воспитательные, и политические функции в широком диапазоне.
          К сожалению, церковные архивы и неполны, и разрознены, но мне удалось найти много интересных документов по церкви села Гавшинка и поместить их ксерокопии в Родословии, отдавая дань памяти этой конкретной церкви (ныне не функционирующей), которая для многих поколений нашего рода очень много значила и сыграла большую духовную и нравственную роль в их жизни.
          В первом историческом описании Ярославской губернии 1785 года (ГАЯО. Ф. 213. Оп. 1. Д. 4198) в Алфавите селениям Ярославской округи на листе 29 значится: «Гавшина Село. Число душ по платежу - 14. Чей тип селения и на каких местах состоит: - Экономическое, в городском стану, при речке Санге».
          Я сделал цветные фотографии церкви поместил их в Родословии. Удивляет толщина стен - в четыре и даже в пять кирпичей – почти полутораметровой толщины! Ещё различимы на внутренней части купола фрагменты прежней росписи и даже кое-где проглядывают лики святых. На полу битый кирпич, остов складских весов, вообще запустение. Без особо больших затрат её бы можно было и восстановить, да для кого?
          Вокруг и деревень уже мало, а жителей и того меньше. И вспомнилось как в Италии во Флоренции нам, туристам, гид с трепетом показывала церковь, где в 13 веке венчался Данте со своей Беатриче. Она и размером поменьше, и стены пожиже, и перекрытие деревянное, а более 800 лет стоит и доносит до нас дух того времени.
          Будем надеяться, что и наши храмы ещё долго простоят и будут доносить до потомков и талант зодчих, и умение строителей, и дух того времени.
          Архивные церковные документы поведали о социальном составе прихожан, наряду с крестьянами исповедывались в этом храме «Сельца Нагавицина капитанъ князь Василей Борисовъ Сынъ Вяземской 60 летъ от роду, да жена его княгиня Александра Фёдорова 59 лет и сынъ ихъ Александръ 24 летъ - в службе» и т. д.
          Документы свидетельствуют, какая нешуточная борьба шла за престижные и доходные церковные должности (не уступала нынешней за депутатские). Так в начале 1811 г. из четырёх штатных мест три - священника, диакона и пономаря занимали три брата Петровых, только дьяк был Иванов.
          По записям в церковных книгах встречаются фамилии крестьян деревни Глебовское - Кукушкины, Прытковы, Рыдаловы, Кругликовы, Лосиковы, Горячевы, Тарантины, Семёновы, Кондратьевы. Большинство этих фамилий я помню по жизни в деревне и по поездкам туда во время войны и позже.
          В приход Гавшинковской церкви входили 18 селений, среди них деревни Глебовское, Юдово, Шелепино, Закидкино, Нагавицино, Костяново, Олексино, Агрофенино, Ермаково, Чернышёво, Крюково, Нестерово, Заболотье, Петрино, Гумнищево, Чурово, Гусаково и село Гавшинка. Многих деревень уже нет. Мужиков война повыкосила (в Глебовское около трёх десятков с фронта не вернулось), а после войны Ярославские заводы вобрали много деревенского народа, так село почти и опустело.
          Представляет интерес и медицинский аспект, отраженный в церковных книгах. Так в записях за 1896 год фигурируют такие причины смерти прихожан: от старости, от слабости, от водянки, от коклюша, от рвоты и поноса, от чахотки, от болезни печени, от паралича, от рака, от тифа, от ревматизма, от инфлуэнцы, от болезни в горле, от удушья, от кори, от боли в животе, от опухоли, от колотья, от скарлатины, от простуды, от родов, от родильной горячки, от преклонных лет.
          Серьёзные социальные потрясения, вызванные революцией 1917 г. коснулись и ряда представителей описываемых здесь родов. Так, мигрировавшие на рубеже 19 и 20 веков украинцы из перенаселённых районов Таврии на Донщину, где были свободные земли, начав с нуля на выделенных им свободных землях, ценой непосильного труда, сколотили более-менее крепкие хозяйства. Местные не особенно хотели с ними поначалу даже родниться - выдавать замуж своих дочек за сыновей пришлых – уж слишком много они работали. Вот эти семьи в период коллективизации и были в первую очередь раскулачены, осуждены (за что?) и сосланы за Урал. В воспоминаниях рассказывают и о страшном голоде на Украине в 1933 г., когда люди вымирали целыми семьями, хотя, как сейчас известно из документальных источников, хлеб в этот же период отправлялся за границу.
          Представители многих поколений положили своё здоровье, а многие и жизни на алтарь защиты Отечества. Дед по линии матери Ратехин Константин Дмитриевич участвовал в Русско-японской войне 1905 г. – награждён знаком отличия воинского Ордена «Георгиевский крест». В 1916 г. на фронте 1-й мировой войны погиб в возрасте 24 лет мой дядя Кукушкин Иван Романович. В Великой отечественной войне 1941-45 гг. не было ни одного мужчины из представленных родов, кто не был бы призван в ряды защитников Родины или не пошёл добровольцем. Прошла боевой путь зенитчицы от Ярославля до Берлина и моя двоюродная сестра Кукушкина Анна Давыдьевна (так в документе), многие вернулись с фронта, в том числе мой отец, с тяжёлыми ранениями, погибли два моих двоюродных брата Кукушкин Дмитрий Давыдович в возрасте 19 лет, и Котяткин Леонид Аркадьевич, призванный 17-летним после окончания 2-го курса автомеханического техникума, награждённый медалью «За отвагу» за сбитый немецкий самолёт и также павший смертью героя, как сообщено в «похоронке», в возрасте 19 лет. В воспоминаниях можно найти свидетельства, как в 1941 г. призывались целые классы ребят после окончания «десятилетки» и в течение месяца-двух погибали на передовой.
          Разыскивая в Книге Памяти Ярославской области имена своих погибших родственников, я как-то зримо ощутил, как велика жертва Ярославщины за эту войну, за эту Победу. В шести объёмных томах Книги Памяти можно насчитать до 150 000 имён погибших и пропавших без вести (на каждого по 2 строки). Ярославская область – это сотая часть России – вот и наши только военные потери составляют 15-20 млн. А сколько полегло мирных жителей во время боёв прокатившихся дважды по их землям во время оккупации. Следует выразить чувство глубокой благодарности составителям и редакторам Книги Памяти, в числе которых мне знакомы профессор Анисков В.Т. и главный редактор Оловянов Е.И.
          Не минули персонажей «Родословия» и необоснованные политические репрессии предвоенных 30-х годов. Вот выдержка из воспоминаний Татьяны Николаевны Беляевой (мать мужа дочери моего брата). Её отец, закончив Московский университет, в начале 30-х годов был направлен в Вологду преподавать математику, физику и астрономию в средней школе. Там он и обосновался со своей семьёй - женой и двумя детьми. В 1937 году он был арестован (надо полагать по чьему-то злопыхательскому доносу) и через два месяца расстрелян как враг народа. Сына, которому было около 8 лет, отправили в детский дом, а жену с дочкой в возрасте около двух месяцев направили в женский лагерь на территории Казахстана. В этом же лагере, по воспоминаниям, содержались в тот период жена Молотова, Калинина, другие известные (а в основном безвинные и неизвестные) женщины. Лагерь на несколько тысяч человек, с размещением в бараках, со строгим контролем при возвращении с сельхозработ (на предмет проноса в лагерь для своих детей картофелины или свёклы) вплоть до полного раздевания подозреваемых женщин и их досмотра.
          После двухлетнего возраста детей содержали в отдельных бараках, матерям практически не разрешалось их посещать - многие женщины этого не выдерживали. Только через 9 лет в 1946 году вышла Татьяна Николаевна со своей мамой из этого лагеря на свободу.
          В 1941 г. был репрессирован мой дядя Кукушкин Александр Романович, в 1992 г. - посмертно реабилитирован. Обычный крестьянин, перебрался с семьёй в 30-х гг. в Ярославль, по вербовке работал на Днепрогэсе, Магнитке, подорвал там здоровье, по инвалидности был освобожден от службы в армии. В июле 1941 г. на собрании, проводимом уличным комитетом по поводу рытья окопов, оборудования бомбоубежищ сказал что, получая 500 граммов хлеба, больному это будет трудно делать, тем более, что немцы уже почти под Москвой. Последовал донос, расследование в течение недели, суд военного трибунала, приговор: «Подвергнуть высшей мере наказания – расстрелять, без конфискации имущества, за отсутствием такового у осуждённого». Военной коллегией Верховного Суда СССР расстрел заменён десятью годами лишения свободы в ИТЛ с последующим поражением в избирательных правах на пять лет и для отбывания наказания он был направлен в Рыбинский лагерь - там достраивалась в то время Рыбинская ГЭС. Я думаю, что это был не гуманный акт, а острая потребность в бесплатной рабочей силе, так как одной телеграммой за подписью Ульриха (впоследствии был также репрессирован и расстрелян) сразу четверым расстрел заменялся лагерями. Подорванное здоровье, лагерная работа и тюремная кормежка привели к тому, что уже через несколько месяцев 21 сентября 1942 г. Александра Романовича не стало, а было ему всего-то 39 лет.
          Из документов известно, что в 1941 году в Рыбинлаге содержалось около 180 тысяч заключённых. В конце 41-го в лагерях начался голод, т. к. всё продовольствие было направлено со складов для обеспечения питанием войск на последних рубежах под Москвой. Оставшиеся в живых свидетельствуют, что бочки из-под солидола, который предназначался для смазки техники, в мгновение ока выскребались насухо.
          С этим делом военного трибунала мне, как родственнику, ФСБ разрешило ознакомиться в Госархиве Ярославской области, поскольку дело было рассекречено только в 1997 году. В деле 43 листа, ксерокопии 10 листов приведены в Родословии.
          Думаю, что родственникам всех невинно осуждённых особую благодарность за реабилитацию нужно сказать нашему ярославскому земляку Александру Николаевичу Яковлеву, который это дело инициировал, и до сих пор возглавляет комиссию по реабилитации во Всероссийском масштабе.
          Хочется отметить, что во многих Ярославских учебных заведениях за последние годы созданы музеи школ, техникумов, вузов, руководят которыми люди не по должности, а по велению души. Это школа № 46 в Заволжском р-не, где по инициативе директора Зборовской Л.В., руководителя музея Кузнецовой В.В. оборудованы на Тверицком кладбище два мемориала Ленинградцам-блокадникам (а импульсом послужили мои воспоминания о военных годах в Тверицах для музея школы, где я упомянул о захоронениях блокадников). Музею школы № 50 (которую я окончил в 1948 г.) я преподнёс две вышедших недавно мои книги о создании в нашей стране ракетно-ядерного оружия и монографию о радиации. В Ярославский автомеханический техникум передал зачётную книжку 1939 г., погибшего на фронте брата, подлинник его же свидетельства об окончании семилетки в школе им Карла Маркса в 1939 г. передал в школу № 33. В музее педагогического университета обнаружил документы и фотографии двоюродного брата Котяткина Н.А., одного из первых мастеров спорта по гимнастике в Ярославле, чемпиона России и члена сборной СССР. Такие музеи, по всей видимости, востребованы временем и важны в воспитательной работе в учебных заведениях.
          Современная жизнь стало многократно динамичней, в отличие от вековой привязанности к родным местам расширяется ареал расселения. Так, если прослеженные в «Родословии» предыдущие поколения веками жили в одном месте, то, например, я - родился в деревне Глебовское Ярославской области, жена моя - из Ростовской области, дети наши родились на землях бывшей Восточной Пруссии, одна внучка - в Азербайджане в городе Акстафе, две - на севере Африки в столице Ливии городе Триполи. Правда, со временем все вернулись на родину предков.
          В заключение отметим, что как этот скромный труд «Родословия», так и аналогичные ему, созданные и создаваемые по велению души предназначены для подрастающих поколений. Надеюсь и даже убеждён, что они по всей логике развития и жизни предшествующих поколений поднимутся на следующую ступеньку, будут добрее и мудрее, преданнее родным и друзьям, в материальной жизни они, по всей видимости, пожнут плоды того колоссального прорыва в науке, который совершён в конце ХХ века в генетике, информатике, космологии.
          Завершено «Родословие» такими словами: «В каждом роду были люди, пользовавшиеся уважением своих родственников, соседей, односельчан за трудолюбие, ум, высокий профессионализм, за праведный образ жизни в соответствии с широко распространенными тогда христианскими канонами. Были представители и послабее духом, сочетавшие большое умение и смекалку в своем деле с широким размахом души русской, любители пообщаться с «зеленым змеем» не только в праздники, но и будни. Всем им вечный покой, и пусть нам, и ныне живущим, и представителям будущих поколений останется в наследство от них больше хорошего. Не судите меня строго за возможные неточности и погрешности в этой книге Памяти. Дерзайте дальше сами».

Назад >>>


 


18 января
2020 года

Заседание Ярославского историко-родословного общества


















Кольцо генеалогических сайтов

Всероссийское Генеалогическое Древо