Сайт Ярославского историко-родословного общества

 

Заседания ЯрИРО


<<< Назад

Семейное чтение как урок добротолюбия:
из опыта работы ярославской библиотеки имени Ф.М. Достоевского.

«Учитесь и читайте, читайте книги серьезные.
Жизнь сделает остальное»

Ф.М. Достоевский
(Достоевский Ф.М. Собрание сочинений в 15 томах. Т.15. Письма. - Спб.: Наука, 1996.
Из письма 89. А. В. Корвин-Круковской <Петербург. 14 декабря 1864 г.>)


«Аттестат об окончании школы у нас называют
аттестатом зрелости. Это было верно лет сто назад.
А сейчас человеку для того, чтобы быть в курсе насущных проблем,
стоящих перед цивилизацией, нужно учиться всю жизнь»

Г.С. Померанц
(Григорий Померанц «Укрощение принципов» // Рос. Газета.- 2005.- 9 сентября.- С.7)

Библиотека имени Федора Михайловича Достоевского, в которой мне выпала честь служить, одна из самых старейших в Ярославле. Год возникновения – 1902. Имя великого классика было присвоено ей в 1921 году. С 2002 года мы работаем как центр семейного чтения и общения, чему послужил полученный Грант Губернатора Ярославской области за проект именно с таким названием.

Толчком в наших начинаниях явились два события. Коллектив библиотеки был взволнован выступлением Александра Исаевича Солженицына на встрече с читателями Российской государственной библиотеки в мае 2000 года. Одной из причин общего распада страны Александр Исаевич назвал «разрыв культурного пространства». В этом процессе мыслитель выделил несколько аспектов, первый из которых - возрастной разрыв или отчуждение поколений. Классический конфликт отцов и детей усугубляется размытостью нравственных ориентиров. Как руководство к действию, наш коллектив принял предложение Александра Солженицына: «Центром объединения поколений должна стать хорошая книга».

В течение 2000 года в библиотеке было проведено более 30 вечеров семейного чтения, темой обсуждения которых стали такие произведения: Шоу И. Люси Краун: Роман в двух книгах, - М.: ВАСАНТА, 1994., Анатолий Мариенгоф «Мой век, моя молодость, мои друзья и подруги» (Мариенгоф А. Роман без вранья. Циники. Мой век: романы. – Л.: Художественная литература, 1988. – 480с), Марина Палей «Ланч» // Волга. – 2000. - № 4., Владимир Маканин «Буква А» // Новый мир. – 2000. - № 4, Бабаян С. Кружка пива //Континент. – 2000. - № 104., Каминский Е. Чудотворец //Волга. – 2000. - № 1, 2, 3.

В 2001 году почетным гостем нашей библиотеки стал Владимир Сергеевич Мартышин, автор книги «Твоя родословная». Личное знакомство с этим удивительным человеком еще более усилило желание сделать библиотеку центром семейного чтения и общения. В начале 90-ых годов Владимир Сергеевич оставив Москву и престижное издательство толстого журнала, переехал со своим семейством в провинцию на Ярославскую землю, став директором Ивановской школы Борисоглебского района. Эту школу сегодня называют школой педагогических идей и целостного развития. Многому можно научить ребенка, но не развить у него чувства добра, человечности, сострадания, терпения, милосердия. Одна из самых трудных задач в деле воспитания – раскрытие совести. Пониманию духовной жизни наших предков способствуют преподаваемые в школе предметы церковно-славянский язык и отечествоведение. Но есть и предмет, непосредственно касающийся духовной жизни нашего народа – это «Добротолюбие», автором которого является сам Владимир Сергеевич Мартышин. Предмет этот в Ивановской школе появился 18 лет назад. Он преподается во всех 11 классах и охватывает все аспекты духовной жизни нашего народа на уровнях личности, семьи, общества. В 1 классе и половине второго курс носит название – «Уроки добра», затем полтора года во 2 и 3 классах изучается предмет «Моя первая библия». В четвертом классе изучаются «Основы традиционной духовности». В пятом – «Достопамятные люди России», в 6 классе курс называется «Училище благочестия», в 7 и 9 – «Духовные традиции русской семьи», в 8 – «История христианства», в 10 – «Христианская эстетика», в 11 классе – «Добротолюбие». Предмет имеет большое сходство с курсом Основы православной культуры, который сейчас вводится в школы.

Более 10 лет Владимир Мартышин является непосредственным участником различных мероприятий в нашей библиотеке: Форумов достоеведов, Дней писателя, вечеров православной книги, заседаний Ярославского историко-родословного общества. Обращаясь к подрастающему поколению, Владимир Сергеевич предлагает задуматься: «Вокруг вас много старших людей: родители, учителя, воспитатели, священники, крестные. Все вам советуют, учат. А нам взрослым где поучиться, совет получить?» Уроком добротолюбия для взрослых и детей является семейное чтение!

Наша библиотека находится во Фрунзенском районе города Ярославля. Ближайшими соратниками для нас во всех начинаниях являются педагоги школ № 21, 23, 88, 89 и лицея № 21. Большая совместная работа ведется и с детскими комбинатами № 5, 24, 25, 70, 99, 229 и другими. Стало традицией проводить классные и групповые собрания в зале чтения и общения библиотеки.

Многие учителя ныне сетуют, что школа становится СИСТЕМОЙ, которая пугает ребенка таким измерительным прибором, как ЕГЭ. Уроки литературы вызывают скуку, потому что призваны изучать историю литературы, а не раскрывать содержание увлекательных книг.

В октябре прошлого года большой отклик на «Дне специалиста" вызвала статья «Я хочу читать» Натальи Васильевны Корчма, учителя гимназии № 148 им. Сервантеса г. Санкт-Петербурга («Литература в школе». - 2013. - № 7). Называя себя «дисциплинированным, среднестатическим, законопослушным учителем, проработавшим в школе без малого 40 лет», Наталья Корчма выразила душевную боль многих словесников России: «Будучи учителем русского языка и литературы, всегда мечтала о том, чтобы дети уходили за порог школы читателями, чтобы они хотели читать. Достигнуть сегодня этой цели очень трудно, иногда кажется, что почти невозможно. В одну из таких минут отчаяния родилась идея проекта «Круг семейного чтения». Он существует в гимназии шестой год. Поводом для возникновения проекта семейного чтения послужил объявленный 9 октября 2007 года Всероссийский урок чтения». Местом проведения уроков семейного чтения был выбран школьный музей «Старая квартира». Атмосфера послевоенной коммуналки способствует особому восприятию читаемого произведения, и дискуссия между участниками обсуждения становится более живой и интересной. При выборе книг предпочтение отдается тем произведениям, которые затрагивают проблемы человеческих отношений, интересны взрослым и детям".

Себе на заметку мы взяли те книги, которые рекомендует для семейного чтения Наталья Васильевна Корчма:

  • Буше Ф. Книга, которая учит любить книги даже тех, кто не любит читать. – М.: Клевер-Медиа-Групп, 2012
  • Моргенштейн С. Письма о любви от 0 до 10. – М.: Детская литература, 2005
  • Ремез А., Колотова Н. Стражи белых ночей. – Спб: Детское время, 2011

Наталья Корчма рассказала, что участники работают в небольших группах, где есть представители разных поколений. Самое интересное действо, когда обсуждаются три взгляда на одни и те же проблемы. И всегда находится что-то общее, объединяющее разные поколения.

Если мы раскроем «Толковый словарь живого великорусского русского языка» В.И. Даля, то вспомним, что «читатель – это человек, читающий книги для себя». Многие из известных филологов сегодня говорят, что читатель – это и тот, кто читает не только для себя, но и про себя.

С 23 по 26 мая 2013 года проходили XXVIII Международные Старорусские чтения «ДОСТОЕВСКИЙ И СОВРЕМЕННОСТЬ», участниками которых впервые посчастливилось стать и сотрудникам ярославской библиотеки им. Ф.М. Достоевского. После выступлений таких известных ученых, как Игорь Волгин, Владимир Захаров, Борис Тихомиров и других, был представлен блок ярких юношеских докладов. Татьяна Александровна Касаткина, руководитель юношеской секции, напомнила, что от литературы веками требовалось, - осмысление мира и воспитание человека, который должен жить в осмысленном мире. Достоевский и Толстой не просто писали художественные тексты, а думали, как преобразить мир и человека. Реальными преемниками великих классиков в XX веке можно назвать таких писателей, как Толкиен и Льюис. Лучшую литературу жанра Фэнтези сегодня необходимо включать в круг семейного чтения, так как в ней - мощные философские и воспитательные тексты.

Одно из излюбленных произведений в нашем центре семейного чтения – книга Джорджа Мартина «Игра престолов». В выстраивании линии беседы нам очень помогли размышления Татьяны Касаткиной: «У Мартина в «Игре престолов» (по которому сейчас даже сериал снимают), создается совершенно новый тип организации текстов, когда ни один из героев не является отрицательным или положительным персонажем. Более того, Мартин строит структуру текста так, что мы вроде бы уже все поняли, где черное, а где, наоборот, белое, за кого мы, и кто против нас, но в следующей серии глав он меняет точку зрения так, что мы оказываемся вместе с теми героями, против кого уже вполне были настроены как против врагов, которых надо отстреливать уже на дальних подступах. И оказывается, что все не так, что они тоже люди, и у них есть свои резоны, и наша точка зрения начинает смещаться. То есть Мартин выстраивает некий круг (он еще не закончил текст, поэтому не понятно, чем все кончится) меняющихся точек зрения, где каждый человек вне зависимости от того, по какую он сторону сочувствия. И одновременно Мартин совершенно не размывает этический стержень. То есть он просто показывает, что этот этический стержень не в том, чтобы принадлежать к «нам», а в том, чтобы быть человеком и личностью в той ситуации, в какую ты попадаешь, и не важно, по какую ты сторону границ». (05.04.2014. Татьяна Касаткина, зав. отделом теории литературы ИМЛИ РАН, Председатель Комиссии по изучению творческого наследия Ф.М. Достоевского Научного совета "История мировой культуры" РАН, доктор филологических наук. Семинар для учителей-филологов «Фэнтези как роман о становлении личности. Как темы современного фэнтези возвращают нас к классической русской литературе». XVI Юношеские чтения "Произведения Ф.М. Достоевского в восприятии читателей XXI века", г. Старая Русса. Аудиозапись. http://philologist.livejournal.com/5994492.html)

Мой младший девятнадцатилетний сын, уже студент авиакосмического факультета МАИ, не расстается с печатным вариантом «Игры престолов». Книга обладает качеством «натроганности» человеческих рук. Как приятно вспомнить и перечитать любимые страницы. «Меня влечет сложность героя и многогранность», - говорит Алеша.

29 января 2014 года подарком для всей нашей ЦБС стал праздничный Бенефис в библиотеке № 12 имени Чехова, почетными участниками которого стали известные чеховеды из Москвы Алевтина Павловна Кузичева и Майя Анатольевна Волчкевич. В мероприятии участвовали и представители депутатского корпуса. Алевтина Павловна в своем приветствии заметила (цитирую по памяти): «Почему-то многие высокопоставленные лица рекомендуют рядовым гражданам выдавливать из себя раба. Выдавливать из себя раба должен каждый человек на своем месте, не тыкая при этом пальцем в другого. Если у Вас получится выдавить из себя раба, то Вы будете жить по-чеховски: щедро, бескорыстно, с состраданием к окружающим».

Майя Волчкевич поделилась воспоминаниями о преподавании уроков литературы в американском городе Бостоне. Колледж, где проходили занятия, когда-то был местом работы Владимира Набокова. С американскими студентками Майя Анатольевна разбирала «Даму с собачкой» Чехова. Девушки задали ей вопрос: «Хорошо это или плохо, что семейные люди тайно встречаются? Ситуация никак не разруливается». В ответ преподаватель спросила: «А с каких позиций мы посмотрим на проблему: морали или счастья?» Растерянные студентки продолжали: «А, может быть, женщину нужно направить в семью бесповоротно, и тогда все будет проще…?» После этого Майя Волчкевич предложила для рассмотрения чеховскую «Душечку», героиня которой несколько раз замужем… Недоуменные студентки растерялись: «Так что же хотел сказать писатель в своих произведениях?» Ответ педагога: «А потому что все очень сложно».

Все очень сложно в жизни героев романа «Чтец» немецкого писателя Бернхарда Шлинка. Вторая мировая война унесла миллионы жизней – и НАВСЕГДА оставила свой след в судьбах уцелевших. Где проходит этот след? Где проходит граница между любовью – и садизмом, между искусством и патологией. Юноша, буквально ОДЕРЖИМЫЙ своими отношениями с женщиной много старше себя, узнает об этом в зале суда… Бернхард Шлинк – единственный немецкий писатель, популярность которого сравнима с феноменальным успехом Патрика Зюскинда. Роман Шлинка «Чтец», названный британской газетой «Индепендент» «незабываемой историей любви, ужаса и сострадания», стал международной сенсацией. (Шлинк Б. Чтец: Роман/ Пер. с нем. Б.Н. Хлебникова. – М.: АСТ; Харьков: «Фолио», 2004. – 252 с. – (The Bestseller).

Как вызвать интерес на вечерах семейного чтения к русской классической литературе? Простой рецепт дает Александр Генис в своей книге «Уроки чтения. Камасутра книжника», вышедшей в 2013 году: «Чтобы прочитать классику, надо убежать от навязанной извне необходимости ее читать; убежать от твердости и непреклонности собственных представлений и убеждений и … немножечко стать древним греком. Самое непривычное у греков – дистанция от низкого к высокому: ее не было».

Светлана Красовская в своей рецензии «Побег из школы» пишет: «Книга Александра Гениса будет интересна тем, кто убегал со школьных уроков в кино, читал с фонариком под одеялом, часами пропадал в библиотеке. «Камасутра книжника» - тот самый волшебный вертолет, который мгновенно увезет в беззаботность детства и юности, когда ты можешь махнуть на все рукой и «завалиться» с книжкой, уйти в нее с головой, руками и ногами, и всеми печенками. С хорошей книгой всегда так – она берет тебя в плен, и ты… - свободен. Свободен от «полезно», «необходимо», «важно», «срочно. Познав это удовольствие однажды, от него невозможно отказаться».

Радостно, когда своим читательским опытом переживания папы и мамы заражают своих чад!

В планах 2014 года нашего центра семейного чтения - обсуждение книги Светланы Алексиевич «Время секонд хэнд». Это пятая книга художественно-документального цикла «Голоса Утопии». Автор делает попытку художественного исследования социально-психологического феномена советского человека в постсоветскую эпоху. Прошло больше двадцати лет после СССР, а российское общество по-прежнему делится по этому разлому: «за» или «против» Союза. Почему? Светлана Алексиевич пишет: «Это от страха. От страха перед новой реальностью, которая нам открылась, к которой мы не готовы и перед которой беспомощны. И поэтому лучшая защита, как нам представляется, - составить кубики не из событий прошлого даже, а из наших мифов. Нас выбросило из собственной истории в общее время. Сначала нам казалось, что легко встроимся в этот мир. Массовое сознание надеялось: у нас будут такие же витрины, такие же магазины. Интеллектуалы думали, что они вот так, с ходу, окажутся на уровне мировой элиты. А выяснилось, что все это не так просто. Что это огромная работа, это требует свободных людей, которыми не были, и свободного мышления, которым мы не обладали. И мы пошли не в мир, а от мира».

Четыре предыдущие книги Светланы Алексиевич из цикла «Голоса утопии» обсуждались в нашей библиотеке, а именно: «Цинковые мальчики», «У войны не женское лицо», «Последние свидетели», «Чернобыльская молитва».

С 27 января 2001 года библиотека работает в тесном сотрудничестве с ярославским историко – родословным обществом.

Наши читатели - члены историко – родословного кружка «Семейный летописец», составляют родословные схемы с помощью компьютерных программ «ГеноPro» и «Древо жизни», изучают литературу по родословию, представленную на постоянно действующей выставке «И разные века, что братья исполины». Наиболее востребованной в последние годы была книга по генеалогии «Семь Я: программа социально-личностного развития детей дошкольного возраста», авторы которой, Мария Анатольевна Дозорова и Наталья Викторовна Кошлева – члены ЯрИРО, неоднократно выступали в библиотеке им. Ф.М. Достоевского. Воспитанники детского сада № 229 вместе с родителями и воспитателем Жанной Александровной Новиковой подготовили выставку своих родословных работ, и даже узнали своих родственников в родословных друзей.

Одна из книг, о которой мы будем говорить в ближайшее время на заседании ЯрИРО, - Дмитрий Благово «Рассказы бабушки. Из воспоминаний пяти поколений». – М.: «Либроком», 2014. Это издание, из памятников русской мемуарной литературы, подготовлено доктором филологических наук Т.И. Орнатской совместно с Н.В. Благово. Елизавета Петровна Янькова, рассказы которой представлены в книге, родилась 29 марта 1768 года. Она была дочерью Петра Михайловича Римского-Корсакова, женатого на княжне Пелагее Николаевне Щербатовой. Все члены рода Корсаковых жили весьма долго, но Елизавета Петровна всех превзошла своим долгоденствием. Она живо помнила все предания семейства, восходившие до времен Петра I, и рассказывала с удивительной подробностью, помня иногда года и числа: кто был на ком женат, у кого было, сколько детей, словом сказать, она была живою летописью всего XVIII и половины XIX веков.

Одна из полюбившихся книг у читателей нашей библиотеки в 2013 году – роман «Лавр» Евгения Водолазкина. В одном из читательских отзывов на это произведение говорится: «В романе «Лавр» очень мало выдуманного. Там использовано несколько десятков житий, и это абсолютно реальные люди. Бахтин называл такой тип житий кризисными: начинается с падения, и дальше человек движется из абсолютного низа к верху. При этом страдает ужасно от своего несовершенства: чем выше поднимается, тем глубина греха, в которой он погряз, для него очевиднее».

Ужасные страдания женщины представлены в книге известной польской писательницы Марии Нуровской «Письма любви». Так, как она о женщине и для женщин, сегодня никто не пишет. Наши читатели убедились в этом, перевернув последнюю страницу ее «Писем любви» - писем, которые героиня романа пишет любимому мужчине и которые она не отсылает. Сколько тайн и боли скрывают эти исписанные нервным женским почерком листы, таящиеся в безмолвной глубине одного из ящиков прикроватного столика. Жизнь героини представлена с подросткового возраста. Будучи девочкой, она вынуждена торговать своим телом в фашистском гетто, чтобы спасти от голодной смерти себя и больного отца. Каждый кусок хлеба, который она приносит своему родителю, застревает у того в горле. Предназначенный питать его угасающее тело, хлеб становится медленнодействующим ядом, отнимающим силы у человека, который не в силах защитить свое бедное дитя.

Душевная печаль человека всегда видна в его глазах. Ее было так много в глазах Ханса Кристиана Андерсена, день рождения которого мы отмечаем ежегодно 2 апреля, как международный день детской и юношеской книги. Затаив дыхание, родители и дети, слушают рассказ библиотекаря: «Давным-давно на туманном острове Фюн, где запах вереска переплетается со скрипом сосен, в маленьком городке Оденсе появился на свет мальчик. Был он не слишком хорош собой – длинный нос, маленькие глазки и удивительно грустное выражение лица, будто знал он о жизни что-то такое, что никому еще не известно. Его родители – люди совсем небогатые – ничего не могли дать малышу, кроме своей безграничной любви и фамилии с окончанием на «сен», указывающей на низкое происхождение. Разве мог кто-то знать, что этот мальчик станем королем? Великим и непревзойденным Королем сказки?»

Более всего удивляет слушателей, что маленького Андерсена никогда ни за что не наказывали и разрешали ему бродить по всему городу, предаваясь своим фантазиям. Часами он просиживал у норки крота, надеясь поговорить с ним. «Господин крот, - хотел спросить мальчик.- Правда ли, что Ваши ходы ведут в сказочный подземный мир?» В семье Андерсена было много горя. Из наполеоновской армии весь израненный вернулся отец и вскоре умер. Всю ночь над ним трещал сверчок, а Ханс безудержно рыдал в подушку под эту немудреную песню. После смерти отца Андерсен простился с матерью и, позвякивая несколькими монетами в кармане, отправился в Копенгаген, чтобы стать артистом. Артиста из некрасивого мальчика не получилось, но ему посчастливилось учиться в лучшей школе Копенгагена. Единственное, что он умел – читать и немного писать, только этому его научили в школе для бедняков. Теперь он оказался за партой с отпрысками знатных семей. Ох, и доставалось же от них долговязому ученику-переростку! «Я чувствовал себя тонущей собакой, - вспоминал он позднее, - в которую дети ради забавы кидают камни». Из этого страшного быта родилась не обида, а сказка – «Гадкий утенок». Ведь Андерсен был волшебником. Добрым волшебником.

С раннего детства Ханс сам делал кукол для своих пьес. Однажды он сшил принцессу. Расписывая ее личико, нечаянно вздрогнул, и ротик куклы получился капризным и обиженным. Ханс положил куклу в кровать, а утром, глядя на ее гримаску, засмеялся. Ему почудилось, как она жалуется: «Как дурно я спала! Лежала на чем-то твердом, все тело теперь в синяках!» Так родилась еще одна сказка.

По субботам в нашей библиотеке работает «Мастерская Мурзилки» из цикла «Библиотечный досуг в выходной». После прочтения той или иной книги, дети с родителями трудятся над изготовлением героев и предметов сказки. Одно из занятий было посвящено «Принцессе на горошине» Андерсена. 22 марта 2014 года множество «Аленьких цветочков» украсили зал семейного чтения. Сказка Сергея Тимофеевича Аксакова – любимая книга для всей семьи!

Задача семейного чтения состоит и в том, чтобы помочь слушателям выработать стойкое ощущение счастья. Андрей Платонов писал: «Для истинной жизни…недостаточно только однажды родиться, нужно еще чуть не ежедневно возрождаться». Каждое мгновение прекрасно, потому что это жизнь, к которой надо относиться с благоговением. И даже то, что приводит человека к муке и страданию, обязательно входит в программу роста души. Человек обязательно это должен пройти. Мы хотим сразу результата по имени «радость», а есть еще страдания и одоление…

Долгие годы на совместных встречах для детей и взрослых мы обращаемся к документальной прозе Рубена Давида Гонсалеса Гальего «Черным по белому»// Иностранная литература. – 2002. - № 1. Книга о том, как мать разлучили с сыном, сказали, что умер. Через 30 лет он вдруг воскрес из мертвых. В середине 60-х годов в многодетной семье одного из лидеров испанской компартии, старшая дочь Аурора была слишком вольнодумной. И отец отправил ее на перевоспитание в Москву. На Ленинских горах она встречает венесуэльского студента, бежавшего от хунты за океан – в страну идеалов. Свадьба на 18-ом этаже. Беременность. Внезапное открытие, что будут близнецы. Через 10 дней после родов один близнец умирает, другому ставят жуткий диагноз – детский церебральный паралич. И тут начинается политический триллер. Компартия Испании осуждает КПСС за Прагу, КПСС осуждает компартию Испании за «еврокоммунизм». Дочь испанского лидера – Аурора, которая год находится при маленьком грудном ребенке в закрытом заведении, становится заложницей кремля. А потом 20-тилетнюю мать обманули. Сказали, что ребенок умер. После травмы родов она впала в шок. Это был годичный период аутизма, тотальной немоты и столь глубокого симбиоза с близнецом, оставшимся в живых, что даже мысленно она никак его не называла. Ни даже: «Мой маленький». Он был ее неразрывной частью, которую она страшилась отторгнуть звуком. Таким – безымянным – его и отняли, объявив умершим. На самом деле мальчику дали имя – из святцев испанской компартии – Рубен. Так звали сына Ибаррури, который погиб под Сталинградом. Это имя было, как назначено сверху, своего рода охранной грамотой для необычного децэпешника в его пути по казенной надобности.

Мальчик из кремлевских больниц был отвезен в село Карташово под Волховом, затем Ленинградский НИИ, потом Брянскую область, Пензенскую, Новочеркасск. Здесь он закончил два колледжа – английский и юридический. Женился, стал отцом красивой дочери. Заработал на компьютер. Побывал в Америке. Вернулся. Развелся и женился снова. Вторая дочь, опять красавица. В Праге нашел свою маму и выбрал остаться с ней. Сбылась его мечта о мобильности. Коляска, созданная в Мюнхене, управляется двумя пальцами, развивая скорость, за которой не угнаться, - 15 км/час.

22 сентября 2001 года мать и сын вернулись на историческую родину, Мадрид. За день до этого ему исполнилось 33 года. В день рождения он дал интервью по электронной почте.

Вопрос. Децэпешник Стивен Хокинг стал гениальным ученым. Вы же, превзошедший компьютер, решили стать писателем текстов, а не программистом. Почему?

Его ответ. Парализованный ученый во всем мире – вещь вполне реальная. Если моторная деятельность тела ограничена сильно, то для интеллектуальной преград нет. Чтобы попасть в число избранных интеллектуалов, необходимы две вещи: образование по специальности и поддержка общества. Советское общество мне не дало ни того, ни другого. Утвержденный государством план для таких как я, заключался в изоляции нас от внешнего мира. Мои первые записки появились как желание рассказать о том, что я видел, чтобы умереть с чистой совестью. В России я был уверен, что мое заболевание неизлечимо и готовился к смерти. Сейчас мое здоровье в норме, я работоспособен как никогда. Я стал писателем по двум причинам: 1) Я оказался невольным свидетелем социалистической системы неполноценных, 2) Эта причина личная. Впереди – нормальная жизнь, позади – ад. Я должен избавиться от ада. Жесткие условия часто приводят к творчеству. Творчество – одна из возможностей сохранить себя как личность.

Вот несколько самых волнующих страниц из документальной прозы Рубена «Черным по белому»:

«Я – герой. Быть героем легко. Если у тебя нет рук или ног – ты герой или покойник. Если у тебя нет родителей – надейся на свои руки и ноги и будь героем. Если же у тебя нет ни рук, ни ног, а ты к тому же ухитрился появиться на свет сиротой, - все. Ты обречен быть героем до конца своих дней или сдохнуть. Я герой. У меня просто нет другого выхода.

Я – маленький мальчик. Ночь. Зима. Мне надо в туалет. Звать нянечку бесполезно. Выход один – ползти в туалет. Подползаю к кровати и переворачиваюсь на спину, опрокидывая свое тело на пол. Удар. Боль. Ползу до горшка в туалет. Ползу обратно. Стаскиваю зубами одеяло со своей кровати, кое-как заворачиваюсь в него и пытаюсь заснуть.

У меня пятерки по всем предметам.

Я уже взрослый. Мы с женой в автобусе. Она держит меня на руках. За рулем – молодой парень в модных черных очках. Улыбнувшись в нашу сторону, парень дает газ. От резкого толчка мою жену Аллу разворачивает, она приседает в полуобороте со мной на руках. Она не падает, занятия дзюдо не прошли даром. Просто встает и сажает меня обратно в коляску. Пьяный мужчина называет водителя дураком и говорит мне: «У тебя коляска есть, ты можешь солнце видеть, птичек на асфальте, а каким он из аварии выйдет, никто не знает, профессия у него опасная.

Женщина в инвалидной коляске проносится мимо меня на большой скорости, на борту яркая надпись: «Я люблю жизнь»

Как всегда в жизни, белая полоса сменяется черной. Все меняется. Надо надеяться. Я не люблю белый цвет. Белый – цвет бессилия и обреченности, цвет больничного потолка и белых простыней. Гарантированная забота и опека, тишина, покой, ничто. Вечно длящееся ничто больничной жизни. Черный – цвет борьбы и надежды, цвет ночного неба, уверенный четкий фон сновидений, цвет мечты и сказки, цвет внутреннего мира закрытых век, цвет свободы. Черный – цвет, который я выбрал для своей электроколяски.

А когда я пройду через ряд доброжелательно безличных манекенов в белых халатах и наконец приду к моей личной вечной ночи, после меня останутся буквы, мои черные буквы на белом фоне. Я надеюсь».

Наш современник Михаил Веллер объясняет заинтересованность писателя читателями просто: «…ведь жизнь литературного произведения начинается не тогда, когда автор поставил точку, а тогда, когда оно прочитано и понято читателями. Сколько гениев умерло в безвестности, сколько шедевров сгинуло в пожаре Александрийской библиотеки… Объективно произведение литературы существует тогда, когда оно прочитано, понято, оценено».

Каждой семье мы рекомендуем прочесть совместно повесть «Колечко» Михаила Веллера. (Веллер,М.И. А вот те шиш: Повести и рассказы. – М.: Вагриус, 1994. – 383с.)

Профессия библиотекаря – удивительна! В течение жизни мы работаем с человеком и книгой! Перебирая свои вузовские тетради, а училась я с 1981 по 1985 годы на библиотечном факультете московского института культуры, натолкнулась невольно на одну из записей: «Отличие подлинного профессионала от дилетанта состоит в умении осознавать положенные временем границы и готовности выходить за их пределы, стремиться к познанию, а не к воспроизводству разрешенных ходов исследования. Если этому не научиться, то будешь метаться лишь между словесными нагромождениями изречений, думая, что изобретаешь нечто новое».

Сегодня появляется много новых слов: инновации, инсталляции… А нашим читателям, как и прежде, хочется просто хороших книг, в которых они прочитают для себя и про себя! «Книги выстраивают судьбы и делают человека лучше», - слова социолога детского чтения Ираиды Ивановны Тихомировой.

Елена Анатольевна Калинина,
заведующая отделом читальных залов библиотеки–филиала № 13
им. Ф.М. Достоевского МУК ЦБС г. Ярославля.

Литература:
  • Алексиевич С. Время секонд хэнд. – М.: Время, 2013
  • Красовская С. Побег из школы//Новый мир. – 2014. - № 1. – С.204-206.
  • Генис А. Уроки чтения. Камасутра книжника. – М.: АСТ, 2013
  • Костырко С. Библиографические листки//Новый мир. – 2014. - № 1. – С.214-237.
  • Корчма Н.В. «Я хочу читать…»: возродим традиции семейного чтения//Литература в школе.- 2013. - № 7. – С.37-40.
  • Серебряная М., Швецова-Водка Г. Русские писатели о тех, для кого они пишут//Библиотека. – 2013. - № 7. – С.42-50.
<<< Назад

 


18 января
2020 года

Заседание Ярославского историко-родословного общества


















Кольцо генеалогических сайтов

Всероссийское Генеалогическое Древо