Сайт Ярославского историко-родословного общества

 

ХIII Тихомировские
краеведческие чтения


<<< Назад
Ярославский некрополь:
История и перспективы

21.10.2011,
ВОРОНИН Евгений Евгеньевич,
член Совета ЯрИРО,
г. Ярославль

“Над стеною полынной в туманной дали
Цепочкою длинной летят журавли.
И криком унылым в чужой стороне
О Родине милой напомнили мне…”
Сергей Игнатов1

Актуальность проблемы.

Летом 2004 года в Ярославле на конкурсе по присуждению муниципальных грантов компетентная комиссия выбрала имеющий общественную значимость проект «Ярославский некрополь». Его целью была инвентаризация захоронений на Леонтьевском кладбище. В настоящее время оно имеет весьма плачевное состояние и отражает тенденции, захлестнувшей многие кладбища нашей страны, - уничтожение старых захоронений и продажа «свободной» земли под новые. А ведь возрождение нашей духовности сопряжено не столько с восстановлением храмов, сколько с сохранением памяти о тех, чей покой они призваны оберегать, кто совершал в них религиозные таинства и жертвовал на их содержание. На Леонтьевском кладбище похоронены и мои родственники, в связи с чем мне часто приходится там бывать, наблюдая однажды, как буквально на глазах, за каких-то 6 месяцев, были уничтожены дореволюционные семейные захоронения семьи Приваловых. Более 20 (!) надгробий были свалены в кучу мусора за оградой, лицевой стороной вниз, и вскоре вывезены. На их месте вскоре выросли новые, свежие захоронения.

Желание, побудившее меня восстановить имена ушедших соотечественников, продиктовано исключительно беспокойством за утрату общенациональных ценностей, каковой является и память об ушедших. Какие природные и социальные явления наблюдаются на территории Леонтьевского кладбища, и не только там? Разрушение камня, коррозия металлов, выцветание красок, погружение надгробия в землю, зарастание растительностью, разрушение от падения тяжёлых предметов (деревья, соседние надгробия, навесы, высокие ограды) и т.д. вследствие естественных физических явлений. Изменение внешнего вида захоронений вплоть до их ликвидации вследствие бесконтрольного вмешательства родственников умерших в соседних могилах, уничтожение вандалами, и, что самое распространённое, коммерциализация мест под захоронения руководством кладбищ и приходов. Последнее явление носит сугубо социальный характер и стало системой в современной России.

В отличие от Леонтьевского кладбища некрополь в бывшем селе Иваньково сохраняется относительно удовлетворительным и подвергается только природным явлениям.

Методика описания

Важнейшим обеспечением исследовательской работы является поддержка и слаженная работа команды исследователей. Большой объём проделанной работы был обеспечен именно благодаря помощи единомышленников: Дарья Алексеевна Виноградова, Ирина Леонидовна Мазнева, Марина Борисовна Чебаненко, Виктор Георгиевич Баранов.

С целью фиксации получаемых в результате исследования кладбищ материалов были использованы следующие методики:

Изучение местности. Оценивается географическая удалённость и расположение кладбища с целью оценки временных и транспортных возможностей и ограничений предстоящего исследования.

Выбор объёма исследования. Некрополи имеют самую разную площадь - от всего нескольких десятков до многих тысяч захоронений. Исходя из этого, необходимо оценить свои возможности и определиться, стоит ли вводить критерии в выборе описываемых объектов: либо это будут только исторически значимые захоронения; либо это будут захоронения, находящиеся на грани утраты; либо это будут исключительно дореволюционные захоронения; либо это будут все опознанные захоронения; либо в описание будут включены и неопознанные захоронения.

Подготовка территории к предстоящему исследованию. Важным пунктом в подготовке к исследованию кладбища является его топография, что позволяет: 1) правильно организовать движение исследователя по кладбищу, исключая пропуски; 2) в будущем легко ориентироваться по составленному справочнику в поиске уже описанных захоронений. Необходимо условно разделить кладбище на сектора или использовать уже имеющуюся топографию. Ориентирами границ секторов могут служить: крупные дорожки, входы на территорию кладбища, крупные и известные захоронения, здания храма, сторожки и прочих построек. Важно помнить, что справочник может оказаться востребованным кем-то годы спустя, по причине чего важно учитывать потенциальную сохранность выбранных ориентиров в долгосрочной перспективе. Кроме того, разделение кладбища на участки позволяет на следующем этапе эффективно распределить работу, если предполагается участие нескольких исследователей.

Итогом топографирования является создание карты кладбища в его современных границах.

Средства исследования. Юридическое прикрытие исследовательской деятельности не выходит рамки законодательства России и полностью соответствует ФЗ РФ № 152 «О персональных данных».

Физическая безопасность исследовательской работы обеспечивается наличием группы участников. Отвлекающими факторами являются труднодоступные и требующие подробного описания захоронения, наличие на территории посетителей, сотрудников кладбища и криминальных элементов, порой создающих серьёзные трудности.

С другой стороны посетители и руководство кладбища могут оказать неоценимую услугу в опознании безымянных захоронений, а также в поиске надгробий, которые Вами могут быть пропущены в силу чрезвычайной заброшенности (завалены мусором, закопаны, вынесены за пределы кладбища и т.д.).

Фотофиксация захоронений осуществляется с нескольких ракурсов с использованием значимых ориентиров, что особенно важно в случае затруднения доступности к захоронению. Именно этот метод работы повышает её эффективность и исключает повторную работу на данном участке. Преимущества метода: значительно увеличивается удобство и скорость работы; исключаются ошибки, что нередко наблюдается при ручном переписывании; возрастает качество работы (ряд утраченных захоронений позволяет опознать только компьютерная обработка фотографий); имеется возможность фотографировать в режиме приближения труднодоступные для подхода и визуального изучения захоронения (например, при закрытых оградах); работа приобретает куда большую значимость и ценность, если сохранён образ захоронения.

Техническое обеспечение работ. Рабочий фотоаппарат и запасов элементов питания. При поиске труднодоступных надгробий может потребоваться фонарик. А при исследовании трудночитаемых надписей – бумага и грифель. Кроме того, в арсенале желательно иметь бутылку воды, ветошь, тряпичные перчатки и резиновый шпатель. Увлажнение поверхности надгробия часто позволяет с лёгкостью прочитать казалось бы нечитаемые надписи. Важным элементом экипировки является медицинское обеспечение исследователя. Необходимо помнить, что кладбище является местом, полным опасностей: режущие и колющие элементы оград и надгробий, провалы в земле (склепы, осевшие захоронения), мусорные свалки, криминальные и асоциальные элементы, бродячие животные, насекомые, переносящие возбудителей опасных заболеваний (клещевой энцефалит).

Фотофиксация некрополя. Независимо от выбранного объёма работы, движение по секторам всегда имеет единую систему ввиду необходимости осмотра большого количества бессистемно расположенных захоронений.

Неопознанные захоронения фиксируются с многочисленных ракурсов с целью последующей компьютерной обработки изображений, позволяющей выявить элементы надписей и декора. По возможности упавшие надгробия следует перевернуть.

Определённые сложности как в изучении, так и в последующей систематизации материалов, доставляют так называемые «перебитые» надписи. В своей работе я столкнулся со следующими вариантами таких надгробий: прежняя надпись стёсана/закрашена, новая высечена поверх старой (в этом случае шансов выявить предыдущую надпись без использования методик профессиональных криминалистов практически нет); старая надпись стёсана/закрашена, новая высечена на иной поверхности надгробия; старая надпись закрыта привинченной табличкой с новой надписью. Последний вариант до сих пор оставляет поле для дискуссии, насколько морально искать старые надписи под современными табличками? А ведь такие ситуации встречаются нередко, например, на ярославских кладбищах Туговой Горы и Леонтьевском.

Ещё одной сложностью является характерная для подавляющего числа российских кладбищ хаотичность топографии. Важным подспорьем является система, о которой было сказано выше.

Компьютерная обработка и систематизация фотоматериалов. Все фотоматериалы, полученные в результате исследования, приводились в учётную систему по алфавиту. При наличии общего надгробия у нескольких лиц в создаваемом справочнике следует дублировать фотографию захоронения для каждой из персон. В учётной системе предусмотрены следующие позиции: фамилия, имя и отчество; даты жизни или возраст; наличие иных надписей (эпитафии, цитаты, памятные надписи и проч.); наличие на надгробии фотографии; ориентиры расположения захоронения и/или номер сектора. На неопознанные захоронения составляется отдельный список для применения дополнительных методов исследования.

Важной составляющей некрополя является подтверждение информации о захоронении сведениями, полученными в архивах и библиотеках.

Завершающим и не менее важным этапом исследования является публикация материалов на цифровых носителях, в Интернете или в виде книги, брошюры, журнальной статьи.

Выводы

Таким образом, в результате проделанной с 2006 года работы, исследовано и зафиксировано в истории:

По некрополю бывшего села Иваньково (Ярославль) - 551 захоронение. Самое раннее из них датируется 1841 годом, самое позднее 1995 годом. Основное их количество приходится на 50-60-е года XX века. С 70-х годов кладбище было закрыто. Более поздних захоронений всего четыре, и находятся они за сохранившейся кладбищенской оградой. Что особенно интересно, на территории кладбища обнаружено захоронение последнего настоятеля церкви Нерукотворного Образа Спасителя (возведена в 1779 году) - протоиерея Александра Писаревского, служившего с конца XIX и до начала 30-х годов XX. После его смерти храм был закрыт. Вспоминая о нём, моя родственница Мария Николаевна Чернышова с искренней добротой отзывалась об этом глубоком старце и его замысловатом почерке. Она помнила, как сжигалась церковная утварь и документы, как уничтожались захоронения родственников «врагов народа». На территории кладбища некогда находилось немалое количество семейных склепов, многие из которых были разорены и использованы под новые захоронения в 1920 1950 годах. Но не всё было утрачено. Сохранилось несколько нетронутых надгробий:

Иван Петрович Перцев, прапорщик Рыбинского полка («Пал в бою храброго героя за Веру, Царя и Отечество 25 июня 1916 года 23 лет»).

Василий Петрович Толбугин (так на памятнике), статский советник (1764-1841 гг.), и Елена Львовна Толбухина (так на памятнике), его вдова, урождённая Толстая, скончалась в 1868 году.

Павел Николаевич Сабанеев, подполковник (скончался в 1860 году), и его вдова подполковница Клеопатра Павловна Сабанеева (скончалась в 1868 году).

Некрополь Троицкого кладбища села Диево-Городище Некрасовского района, где веками хоронили моих предков, - 988 захоронений.

Некрополь Смоленского кладбища села Диево-Городище Некрасовского района – 999 захоронений.

Кладбище села Рыбницы Некрасовского района - 731 захоронение.

Дореволюционные захоронения Леонтьевского кладбища города Ярославля – 227 захоронений (опубликованы на сайте ЯрИРО). Описание продолжается.

Ярославский некрополь Тугова Гора - более 500 захоронений (опубликованы на сайте ЯрИРО). Описание продолжается.

С 2010 года участниками форума проведено частичное или полное описание следующих некрополей: заброшенное кладбище эстонских переселенцев (Ермаковского сельского поселения в Пошехонском р-н); кладбище при церкви Благовещения Пресвятой Богородицы в посёлке Яковлевское (Ярославль); кладбище при церкви царевича Димитрия "на поле" (Углич); кладбище при селе Введенское на Волге (Некрасовский р-н); старогеоргиевское, немецкое и еврейское кладбища города Рыбинска; кладбище при селе Введенское на Средней Которосли (Ярославский р-н); кладбище при Ризоположенской церкви в Крестах (Ярославль); кладбище при церкви Софии Премудрости Божией в Савино (Ярославль); кладбище при церкви Святой Троицы в Тутаеве; Тверицкое кладбище в Ярославле; кладбище при церкви Паисия и Уара в Варницах Ростовского р-на; кладбище при Спасо-Яковлевском Димитриеве монастыре в Ростове Великом; кладбище при Никольском женском монастыре в Переславле-Залесском. Более подробно с этими материалами можно ознакомиться на сайте ЯрИРО – http://www.yar-genealogy.ru. Целый ряд кладбищ ещё только в начале описания.

В заключении приведу слова участника Форума ЯрИРО Александра Мелешкевича (Здуньская-Воля, Республика Польша):

    

Dziekuje bardzo Daria. Kilka slуw po polsku, bo przy mojej znajomosci rosyjskiego i braku klawiatury z cyrylica trrudno jest wyrazic wdziecznosc.
Od pewnego czasu przegladam internet w poszukiwaniu sladуw rodziny i zaczalem tworzyc drzewo genealogiczne. Dzieki temu odnalazlem wielu krewnych. Dzis wymieniamy sie wiadomosciami, zdjeciami i historiami. Ale kiedy na waszym portalu zobaczylem zdjecia nagrobkуw moich praprapraprapra dziadkуw bylem naprawde wzruszony i dumny. Nigdy nie bylem w Jaroslawiu, teraz wiem, ze bede, bo w Polsce jest zwyczaj odwiedzania grobуw najblizszych. Pokazania dzieciom, by oni przekazali swoim dzieciom. Przez dlugie lata pozbawiony bylem czesci rodzinnej tradycji i historii, dzis ona do mnie powraca.
Dziekuje. Aleksander Mieleszkiewicz vel Mieleszko, Zdunska Wola, Rzeczpospolita Polska.

  
Перевод с польского:
    

Большое спасибо, Дарья. Несколько слов по-польски, так как при моём знании русского языка и отсутствии клавиатуры с кириллицей трудно выразить признательность.
С некоторых пор, просматривая Интернет в поисках следов родных, и я приступил к созданию генеалогического древа. Благодаря этому нашёл много родственников. Сегодня мы обмениваемся сведениями, фотографиями и историями. Но когда на вашем сайте я увидел фотографии надгробий моих прапрапрапрапрадедов, был поистине взволнован и горд. Я никогда не был в Ярославле. Теперь знаю, что приеду, потому что в Польше есть обычай - навещать могилы родных. Пример детям, чтобы они передали своим детям. На протяжении долгих лет я был лишён части семейной традиции и истории; сегодня она приходит ко мне.
Спасибо. Александр Мелешкевич (Мелешко), Здуньская-Воля, Республика Польша.

  

1 Эпитафия на надгробии неизвестного ярославского поэта Сергея Николаевича Игнатова (1903 - 1961 гг.) на кладбище бывшего села Иваньково.

<<< Назад

 


19 октября
2019 года

Заседание Ярославского историко-родословного общества


















Кольцо генеалогических сайтов

Всероссийское Генеалогическое Древо