Сайт Ярославского историко-родословного общества

 

Родословные материалы



<<< назад
РОДОСЛОВНАЯ ЯРОСЛАВСКИХ ДВОРЯН СТЕПАНОВЫХ



Сергей Юрьевич Яременко (г. Москва)

Веведение

Моя бабушка по материнской линии была из дворян. Умерла она в 1958 году, мне тогда было еще только 10 лет, и в то время своей родословной я совсем не интересовался. При жизни, из-за некоторых особенностей советской власти, о родителях и родственниках бабушка почти не распространялась. Когда я все ж таки заинтересовался, мне об этой линии стало известно следующее:

  • дворянское происхождение;
  • «редкая» девичья фамилия Степанова;
  • странное отчество Эсперовна;
  • и еще более странное имя отчество ее отца: Эспер Эсперович.

Чтение различных «Родословцев дворянских фамилий» в исторической библиотеке не продвинуло меня в моих изысканиях. Помогло знание, что Эспер Эсперович был военным. Запомнился рассказ мамы, которая слышала разговор своей мамы с директором школы, где она работала, а мама училась: «Елизавета Эсперовна кто был Ваш отец? Вы написали в автобиографии, что военный, а они бывают солдаты, офицеры? Бабушка уверенно ответила: военный, артиллерист». Сказать офицер было нельзя, он хоть и умер в конце 19 века, но был царским офицером.

В «Списках генералов и подполковников 1849 - 1875 годов» (Государственная Историческая библиотека) я нашел генерала Степанова Эспера Ивановича, и предположил, что он может быть отцом Эспера Эсперовича, т.е. дедом моей бабушки, по наличию экзотического имени Эспер.

Со временем это предположение подтвердилось в военном историческом архиве (РГВИА), где нашлись послужные списки и на Эспера Ивановича и на Эспера Эсперовича. Оба этих списка однозначно утвердили прямое родство между нами (в этих документах указываются годы жизни и службы, вероисповедание, дети и девичья фамилия жены). Кроме того в послужном списке Эспера Ивановича было сказано, что он из Ярославских дворян. Эта ниточка привела меня в Ярославский архив ГАЯО, где нашлась подробная родословная Степановых аж до времен Ивана Грозного (16 век). Это, конечно, был большой успех и везение. Хотелось бы поблагодарить сотрудника ГАЯО: Севрюкову Светлану Викторовну, которая очень скрупулезно и грамотно составила эту полную родословную рода Ярославских Степановых.

Дальше хочу представить родословную, растянувшуюся почти на 400 лет. В описание постарался добавить исторические справоки для создания атмосферы тех времен, когда жили члены этого большого рода.

Ярославских дворян Степановых


Степановы

Ярославских дворян СтепановыхПредки Елизаветы Эсперовны Заболотской урожденной Степановой (моей бабушки) происходили из древнего рода столбовых дворян, занесенного в 6-ую Родословную книгу Российского Ярославского дворянства. Этот род берет начало от Суморока (Иоакима) Семеновича Степанова, жившего во времена Ивана Грозного. Видимо, в те времена еще существовал обычай давать кристильные имена (Иоакима) которые, узнавали только после смерти, и общедоступные (Сумарок). Первое документальное упоминание в 1568 – 1569 годах: «За Сумороком и его сыновьями Степаном, Иваном и Третьяком поместье в Пажецкой волости: «Сельцо Михайловское, на речке на Пекше»». Представители этого дворянского рода в разное время проживали как в г. Ярославле, так и в усадьбах, расположенных на территории Ярославского и Романов-Борисоглебского уездов Ярославской губернии.

Мужчины Степановы, как правило, служили в армии, особенно начиная с петровских времен, когда служба стала обязательна. Но после 5-7 лет в чине подпоручика, поручика уходили в отставку к себе в имение обзаводиться семьей. Рожали пяток детей, а то и больше, и лет через 5-6 шли на гражданскую службу в Ярославль (в земское собрание, судьями и т.д.). В армейской службе часто попадали с походами заграницу (Турция, Австрия, Пруссия, Польша, Франция, Болгария). Российская империя почти постоянно с кем-нибудь воевала.

Удивительно в 19 веке много смертей было от чахотки – косила она Степановых на гражданке. Во время службы только один Степанов погиб в 7-ми летнюю войну с Фридрихом ??. Раненые были, но не много. Двое среди военных Степановых Георгиевские кавалеры. Трое дослужились до генералов, одна ветвь предпочитала морскую службу. Один из них Петр Андреевич в чине капитана 2 ранга участвовал в Чесменском сражении, командуя фрегатом «Надежда Благополучия», получил один из первых «Георгиев» V степени.

Женщины выходили замуж, но не все – приблизительно половина. Все-таки дворяне Степановы были мелкопоместными. Мужчины решали перенаселенность женитьбой на вдовушках с приданным, а с женщинами было сложнее. Многие дочки оставались с родителями и братьями в родовых имениях. Только у одной зафиксирован незаконнорожденный ребенок. Еще одна супруга отличилась: при живом муже Иване Михайловиче Степанове в конце 17 века (он находился в плену у крымских татар) вышла за другого вместе с имением первого – отсудил, когда вернулся.

Постепенно имения мельчали, делясь между потомками. Степановы ими менялись, наследовали, делили, передавали друг другу. После 1861 года интерес к усадьбам поубавился и их стали продавать.

Более детальное описание жизни Степановых начинается с Якова Васильевича моего прямого предка, жившего в начале 18 века. Его называли «навигатором», скорее всего он закончил «Навигацкую» школу основанную Петром 1 в Москве и расположившуюся в Сухаревской башне. 14 апреля 1701 года последовал указ об учреждении в Москве школы «математических и навигацких, т.е. мореходных хитростного искусств учения». Школе приказано состоять в ведении Оружейной палаты, в ученье велено набирать сыновей дворянских, дьячих, подьячих, из домов боярских и других чинов, от 12 до 17-летнего возраста, «добровольно хотящих, иных же паче и со принуждением» (нашему Якову как раз 12 лет в1701 году). В 1718 году была открыта цифирная школа в Ярославле, и Яков мог в ней преподавать.

Был женат на Пелагеи Федоровне дочери Федора Родионовича Шетнева помещика сельца Микульцина. Шесть детей. Один из них Илья следующий мой предок.

Илья Яковлевич

Родился около 1732 г. – умер до 1798 г. Впервые упомянут среди членов семьи в исповедных росписях церкви села Щекотова Закоторожского стана Ярославского уезда за 1740 год в возрасте 8 лет. Капрал в 1758 г., сержант в 1763 г., подпоручик в 1765 г. По срокам службы участник Семилетней войны (1756—1763). В 1777 году подпоручик в отставке. Помещик сельца Микульцына. Дважды женат.

Первая жена Анисья Федоровна. Род. ок. 1734 г. – ум. 6 февраля 1767 г. Трое детей (дочь Ксения 1755 года рождена явно до войны, следующий сын Федор в 1763 после войны – все сходится с участием в Семилетней, Иван большой в 1765).

Вторая Анна Ивановна Арсеньева. Род. ок. 1747 г. - ум. 15 июня 1790 г. Дочь отставного солдата Ивана Григорьевича Арсеньева. Еще шесть детей и среди них мой предок Иван меньшой.

Иван Ильич меньшой

Родился 4 декабря 1775 г. – ум. 19 мая 1842 г. От 2-го брака. Родился в сельце Микульцыне Ярославского уезда. Служил в лейб-гвардии Преображенском полку. С 19 января 1792 г. капрал. 1 января 1793 г. переведен в Гренадерский полк генерала Розенберга со званием прапорщика. С 19 января 1796 г. подпоручик, с 14 августа 1799 г. поручик. 29 октября 1799 г. вышел в отставку с чином поручика с получением полного жалования и правом ношения мундира. Ему в этот момент всего 25 лет.

Был в походах в Польше при взятии г. Вильно 31 июля 1794 г., в Галиции в сражении 15 октября 1798 г., в Австрии 1 января 1799 г., в Италии в Венецианской области и Пьемонте с 29 марта 1799 г. в сражениях против французов (итальянский поход А.В. Суворова): 14 апреля 1799 г. при реке Адде, 5 мая при Моренто, 15 и 16 мая у г. Турина, 7-9 июня при реках Тидоне, Треббии и Нуре, 15 июня в ночной экспедиции (Описана в мемуарах Грязев1) при крепости Тортоне, 4-12 июля при бомбардировке и осаде Александрийской крепости, 4 августа 1799 г. на границе Генуэзской республики в сражении при г. Нови, где получил пулевое ранение в левую щеку. Сражение при Нови было одним из самых продолжительных (15 часов) и самым кровопролитным из полевых сражений Суворова (по количеству убитых оно уступало только штурму Измаила). Русские войска, несмотря на упорное сопротивление французов, отразивших 4 атаки, потеряли убитыми и раненными менее 2000 человек.

а отличие в сражении при реках Тидоне, Треббии и Нуре награжден орденом Св. Анны 3-й степени, за сражение 15 августа 1799 г. при Нови Св. Анны 2-й степени.

На гражданской службе с 1 июля 1801 г. дворянским заседателем в Ярославском земском суде, с 1 февраля 1805 г. по 1811 г. исправником Ярославского земского суда. 1 февраля 1815 г. вновь избран Ярославским земским исправником (капитан-исправник - глава полиции в губернии, подчинялся только губернатору. Одно из вторых лиц, а ему всего 30 лет). 1 января 1818 г. избран уездным судьей Ярославского уезда. Именным Императорским указом от 24 мая 1808 г. «в вознаграждение усердной и ревностной службы» произведен из поручиков в титулярные советники со старшинством с 31 декабря 1807 г. Указом Правительствующего Сената по Департаменту герольдии 25 мая 1808 г. за выслугу лет произведен в коллежские ассесоры (капитан) со старшинством с 31 декабря 1807 г.

Проживал с семьей в сельце Поваркове. Умер от чахотки, погребен 21 мая 1842 г. (в возрасте 67 лет) на кладбище при церкви села Спасского погоста на Спирляди.

Очень геройская военная биография. Чтобы понять особенности эпохи можно прочесть «Записки Грязева. Итальянский поход Суворова в 1799 году1». Тем более, что автор служил с нашим Степановым в одном полку - Гренадерском генерала Розенберга. Вещь достаточно нудная, в основном посвященная себе любимому, но понимаешь, насколько эта компания не вяжется с нашими понятиями о войне. Например: Грязев пишет, что в европейский поход офицеры брали жен, дворовых крестьян, собак для охоты. Он сам в Европе охотился со своими собаками. Конечно, когда в армии появился Суворов, это все осталось в отставшем обозе, а войско делало в день по 30 – 50 верст. Наш Ильич был из бедных офицеров, и жены у него еще не было. А ранение в щеку пулей, думаю, было в то время достаточно серьезным и его не взяли в Альпийский поход.

Гражданская часть биографии не менее интересна. Земский исправник в то время очень высокая выборная должность в Российской империи, соответствовала главному полицейскому губернии в непосредственном подчинении губернатора и чину капитана по «табели о рангах». До него этот пост занимал Степан Степанович Карнович сосед и, наверное, друг семьи, т.к. был крестным сына Эспера. Есть портрет Карновича в мундире исправника, который находится в Ярославской коллекции дворянского портрета. Наверное, такой мундир был и у Ивана Ильича.


Жена – Федосья Андреевна Аквилева. Род. ок. 1776 г. – ум. 23 января 1816 г. Дочь губернского секретаря Серкова. Вдова после первого брака, от которого сын Платон (отчество Иванович, в 1803 г. ему было 6 лет). В исповедных росписях церкви села Спасского погоста на Спирляди Ярославского уезда за 1803 г. перечислена в возрасте 27 лет, проживала со вторым мужем и детьми в сельце Поваркове. Умерла от чахотки.

Иван Ильич остался, скорее всего, без существенного наследства. Имение отца итак было маленьким, а еще 4 брата, не считая сестер, а он из младших. Женитьба на вдовушке с имением была для него удачей. А может, и любовь сыграла важную роль?

У них было шесть детей. Три дочки и трое сыновей не считая нескольких умерших в младенчестве. Один из них Эспер мой предок.

Эспер Иванович

Родился в сельце Поваркове Ярославского уезда 25 августа 1810 г. – умер 15 февраля 1879 г. Крещен 30 августа 1810 г. в церкви села Спасского погоста на Спирляди Ярославского уезда. Восприемником при крещении (крестным) был Степан Карнович.

Его послужной список (РГВИА Ф.400, оп.12, д. 6267, лл. 5-12) явился той ниточкой, которая размотала для меня клубок родословной Степановых. На основании этого списка я и попытаюсь описать его жизнь.

Воспитывался во 2-м Санкт-Петербургском кадетском корпусе. Восстание декабристов, думаю, наблюдал воочию, т.к. корпус располагался недалеко от Сенатской площади, а Эсперу 15 лет.

В службу вступил из кадет прапорщиком в 3-й пионерный (саперный) батальон в октябре 1829 года, а в декабре уже был в походе из С. Петербурга в Турцию. Т.е. попал на театр военных действий русско-турецкой войны 1828—1829 годов за открытие Босфора, в самом ее конце. Участвовал в переправе наших войск через Дунай уже в 1830 году.

В чине поручика в 1837 году командирован в кондукторскую роту Главного Инженерного училища, ротным офицером. Это училище располагалось в Михайловском замке Санкт Петербурга, в котором убили Императора Павла I. О замке ходило много легенд связанных с приведением Императора. Очень интересно описано это у Лескова в повести «Привидение в инженерном замке»2. Как раз в это время там жил и преподавал Эспер Иванович. Кроме исполнения обязанностей ротного, он преподавал в училище Статику – раздел механики3. Самое интересное, что он преподавал эту дисциплину Достоевскому Федору Михайловичу, который в это время там учился (т.е. являлся учителем нашего всемирно признанного классика).

Уже в этом веке вышел Двухтомный Энциклопедический словарь "Ф. М. Достоевский и его окружение", в нем есть запись: «В 1838 - 1843 годах в штате ГИУ также состоял прикомандированный к роте поручик (затем штабс-капитан) 4-го Саперного батальона Эспер Иванович Степанов4.

В 1944 году женится на Нефимоновой Любови Николаевне. И в этом же году у них рождается первенец Николай. Жена из достаточно богатой дворянской семьи тоже Ярославского происхождения. О нескольких поколениях Нефимоновых, которых воспитала крепостная выигранная в карты одним из предков Шестаковым Гаврилой Даниловичем, написано в «Воспоминаниях Авдотьи Григорьевны Хрущевой (1786-1872) записанных с ее слов ее воспитанницей и госпожой Варварой Николаевной Волоцкой, урожденной Нефимоновой5.

Мое предположение о знакомстве моих прапрадедушки и прапрабабушки на основании выше упомянутых мемуаров: отец Любови Николаевны Николай Петрович Нефимонов по своей службе частного пристава в Ярославле до 1819 года должен был встречаться и был знаком с отцом Эспера Ивановича - Иваном Ильичем, ярославским земским исправником, а с января 1818 г. уездным судьей. И когда «барыня» (мать Любы), в начале 40-х годов, привезла своих сыновей в Петербург для определения в «корпуса», она знала, что Эспер Иванович в это время преподает, как раз, в Инженерном училище. Встреча их по поводу поступления, а затем сватовство к одной из дочерей, после этого становится реальным продолжением событий. Кроме того от Поваркова, где жили Степановы до Волкова, где жили вначале Нефимоновы совсем близко и семьи были, наверняка, знакомы по-соседски.

В 1846 году Эспер Иванович получает чин майора и переводится в Костромской внутренний батальон командиром. С петербургской жизнью покончено. Начались мотания по городским гарнизонам: Кострома, Москва, Вологда, Каменец-Подольский и наконец, Херсон и Одесса. За это время звания меняются от капитана до генерала-майора. Рождаются дети: Николай 1844, Владимир 1847, Эспер 1851, Анна 1854 и Евгений 1862.

В Крымской войне 1853-1854 годов он не участвовал. Вернее командовал гарнизоном Каменец-Подольска. По всей видимости, было опасное место чреватое прорывом со стороны Бессарабии, но война туда не докатилась, хотя, бронзовую медаль в память войны 1853-1856 годов получил.

В 1870 году семья оседает в Одессе. Эспер Иванович в чине генерал-майора помощник начальника местных войск Одесского округа и почему-то начальник Херсонского военного госпиталя.

К этому времени поднакопились награды:

  • Знак отличия беспорочной службы 15 лет 1846 год
  • Знак отличия беспорочной службы 25 лет 1856 год
  • Бронзовая медаль в память войны 1853-1856 годов
  • Ордена: Св Станислава 2 ст. 1859 год
  • Св. Анны 2 ст. 1865 год
  • Св. Владимира 4ой ст. за 35 лет службу в 1866 году
  • Св. Владимира 3ей ст. в 1870 году
  • Знак отличия беспорочной службы 40 лет 1870 год
  • Орден Св Станислава 1 ст. 1872 год
  • Св. Анны 1 ст. 1875 год

В 1879 году умирает от органического порока сердца (как написано в свидетельстве священнослужителей Одесского Преображенского Кафедрального собора, РГВИА Ф.400, оп.12, д.6267, л. 2-13). Хоронят его на городском кладбище. Существует список, знаменитых Одесситов похороненных на этом кладбище, Эспер Иванович в нем есть. Правда, кладбища теперь нет: на его месте парк.

Я нашел еще один интересный материал, связанный с его смертью в книге Фламмариона «Тайны смерти»6:

«Закончу эту небольшую главу короткой записочкой, которую мне прислали из Калиша (Польша) 27 июня 1913 года:

«Уважаемый мсье Фламмарион!

Мой отец (Степанов Эспер Иванович), который умер в 1879 году, доказал мне, что он еще жив, с помощью тех знаков, о которых мы с ним условились еще при жизни.

1) Намеченное нами окно в моей комнате раскололось надвое по горизонтальной линии посередине, причем этот звук был похож на выстрел из ружья;

2) Выбранные нами часы, которые до этого весело и энергично отбивали время, теперь стали делать это медленно и как-то особенно печально, и такое продолжалось в течение нескольких недель...»

Больше я не могу этого скрывать, так как и сам уже глубокий старик, да и Вы, наш учитель, далеко не молодой человек. И Ваш долг, тоже не умалчивать о таких необъяснимых фактах, публиковать их, открыто говорить о них, живо обсуждать с читателями — ведь весь мир прислушивается к Вам, ждет от Вас истины».

Ваш Николай (Эсперович) Степанов".

Курсивом мои предположения с вероятностью 99,9%: Николай Степанов в 1913 году жил в городе Калише – судья, действительный статский советник, Эспер Иванович, его отец, умер в 1879 году.

Удивительно, как я нашел эту информацию. Случайно купил книгу Фламмариона. Она оказалась не очень интересной и я просматривал ее по диагонали. В конце хотел уже захлопнуть и больше не открывать, но как будто кто-то подтолкнул посмотреть еще одну наугад открытую страницу. Прочел записку Степанова и опять хотел закрыть, но тут уже как молнией прорезались год смерти его отца – 1879 и фамилия Степанов. А эту дату я тогда уже хорошо знал по послужному списку Эспера Ивановича. Дальше Калиш – тоже знал место службы в конце жизни Николая Эсперовича. Похоже, кто-то от них подталкивал меня к этой информации.

Еще одно замечание по этому поводу. Вторая половина 19 века ознаменовалась расцветом мистицизма. В 60-70 годы вся Одесса помешалась на спиритизме и сомнамбулизме. Доказательство тому «предсмертный» договор отца и сына Степановых. Лучший городской фотограф Феодоровец сделался ярым приверженцем этих новых веяний. Думаю, что Эспер Иванович с Николаем могли быть в спиритическом кружке Феодоровца и, конечно, должны были у него фотографироваться. Читал, что существовал альбом фотографий Феодоровца – Хлопонина, в нем могли быть фотографии Степановых, но следов его не нашел, мог уйти в частную коллекцию.

Эспер Эсперович

Третий сын Эспера Ивановича и отец моей бабушки. Родился в Костроме в 1851 году. Из его послужного списка (РГВИА Ф.400,Оп.12,Д.2022):

В службу вступил во 2е военное Константиновское училище юнкером 1868 год;

В 1870 подпоручик в 55й пехотном Подольском полку;

В Турецкую войну 1877 - 1878 годов в 14ой Артиллерийской бригаде в составе войск 8го Армейского Корпуса Действующей армии в чине штабс-капитана, командира полу-батареи (командир батареи подполковник).

Подробности этого балканского похода можно прочесть в послужном списке. А в общем Эспер Эсперович в возрасте 26 лет попал в нешуточную военную мясорубку. Не удержусь от небольшой цитаты из этого списка, касающейся обороны Шипкинского перевала, в которой он участвовал:

«На боевых Шипкинских позициях, находился с 13 августа по 7 октября, где участвовал 12 и 13 августа в четвертый и пятый дни боя на Шипкинском перевале под началом Генерала Лейтенанта Радецкого, с 14 по 23 августа в восьмидневных перестрелках артиллерийских и ружейной на Шипкинском перевале, с 24 августа по 1 сентября в восьмидневном бомбардировании Шипкинской позиции Турками; с 1 по 7 сентября включительно в усиленном бомбардировании Турками горы Св. Николая; 5 сентября в отражении штурма Турок на гору Св. Николая, с 9 по 14 сентября в бомбардировании Турками Шипкинских позиций, 20 сентября в перестрелках на Шипке».

А вот несколько строк описывающие более художественно позицию на Шипкинском перевале: «На нём три вершины. Пушки закопали на краю одной из них, на горе Святого Николая. Турки всё время атаковали. Сизый пороховой дым перемешался с туманом. Стоял омерзительный запах гниющих трупов и человеческого дерьма. Потому что и то и другое в изобилии покрывало израненную землю на боевых позициях. По ночам могильный холод проникал под шинели, и батарейцы грелись у костров разведённых тут же недалеко от орудий»7.

Эспер
на позиции горы Св. Николая (сейчас Шипка) на северо-западном участке в составе 4 батареи. 5 сентября наступление турок началось в 3 часа утра. В 5 часов захватили «Орлиное гнездо» (это в 150 шагах от их позиций. Штурм горы Св. Николая был отбит огнем картечи батареи №3 командовал полковник князь Мещерский (убит). Батарея №2 поручик Сидорин дважды ранен, продолжил командовать – выкатил орудия из укрытий для огня и стрелял прямой наводкой. В батареи №3 офицеров не осталось уже в 5 утра. В 12 «Орлиное гнездо» опять наше.

За отличие при отбитии Штурма на Шипкинском перевале 5 сентября 1877 года награжден орденом Св. Станислава 3 степени с мечами и бантом.

Ордена и знаки отличия: Кавалер орденов Св. Владимира 4ой степени, Св. Анны 3 ст. с мечами и бантом, Св. Станислава 3 ст. с мечами и бантом, Св. Станислава 2 ст., имеет серебряную медаль в память о Турецкой войне 1877 – 1878 гг за оборону Шипкинского перевала установленную.

После войны служит в 14ой Артиллерийской бригаде 4-й батареи заведующим хозяйством. В году 1885 женится и в1886 году рождается моя бабушка Елизавета. Фамилия ее матери неизвестна, т.к. впоследствии отец женился второй раз, а в послужном списке девичьи фамилии жен в таком случае не указывались. Звали ее Варвара Николаевна и у нее были косы до пят. Это все что осталось в памяти поколений о ней. Все попытки найти ее фамилию, через церковные книги по записи о венчании пока безуспешны.

22 октября 1887 г. капитан 14-й артиллерийской бригады, проживал (типа, прописан) в г. Одессе в доме №38 по Прохоровской улице. Думаю, эта квартира должна была со временем достаться детям, т.е. моей бабушке. (ГУ ЯО ГАЯО. Ф.213. Оп.1. Д.2543. Л.373, Д.2549. Л.2, Д.2542. Л.1, 2об., 4). 14-й артиллерийская бригада дислоцировалась в Кишиневе. Его младший брат Евгений Эсперович Степанов 20 октября 1887 г. поручик 5 батареи тоже 14-й артиллерийской бригады, проживал в г. Кишиневе. В Бендерах был их летний лагерь для учебных стрельб. Есть воспоминания об этом лагере Добужинскго М. В русского художника8:

«…1887 год. В лагере в Бендерах мы жили, как в саду: бараки и палатки стояли среди густых акаций; они уже отцветали, но все полно еще было их сладкого аромата. В лагере случались разные праздники; командиром бригады был громогласный румяный толстяк и весельчак генерал Оноприенко, с белоснежными бакенбардами и черными бровями.

Лагерный сбор кончился очень меня восхитившей "состязательной стрельбой", когда по очереди батареи палили по далеким деревянным щитам, и после ряда выстрелов все мчались туда – к этой цели – отмечать попадания (и я скакал на своей лошадке). В заключение генерал раздавал отличившимся награды – бомбардир-наводчикам серебряные часы с цепочкой, а батарее традиционное количество чарок водки».


19 января 1889 командирован в офицерскую артиллерийскую школу. 13 апреля 1889 окончил курс успешно. Школа готовила командиров артиллерийских батарей. Дислокация: Царское село. Получил знак выпускника офицерской артиллерийской школы.

В 1891 году произведен в подполковники с назначением командиром 3 батареи 2 Артиллерийской бригады дислоцированой в уездном городе Бела, входящим в состав Седлецкой губернии на территории Царства Польского. Есть воспоминания А.И. Деникина9, будущего Главнокомандующего Добрармией после революции 1917 года, о жизни бригады в этом польском городке (он прибыл туда в 1892 году после юнкерского училища):

«Осенью 1892 г. я прибыл к месту службы, во 2-ю полевую артиллерийскую бригаду — в город Белу Седлецкой губернии.

Это была типичная стоянка для большинства войсковых частей, заброшенных в захолустья Варшавского, Виленского, отчасти Киевского округов — где протекала иногда добрая половина жизни служилых людей. Быт бригады и жизнь городишки переплетались так тесно, что о последней стоит сказать несколько слов.

Население Белы не превышало 8 тысяч человек, в том числе около 6 тысяч евреев. Евреи держали в своих руках всю городскую торговлю, они же были поставщиками, подрядчиками, мастеровыми, мелкими комиссионерами. Без «фактора» нельзя было ступить ни шагу; они буквально за гроши облегчали вам хозяйственное бремя жизни и доставали из Бреста, Варшавы — откуда угодно и что угодно. То специфическое отношение к местечковым евреям со стороны офицерства, которое давало бесчисленные темы для старых еврейских анекдотов, для похождений развеселых корнетов, выведенных Крестовским, к 90-м годам значительно изменилось. Буянили еще изредка неуравновешенные натуры, но дебоши не облекались уже ореолом, а ликвидировались негласно и прозаически — вознаграждением потерпевших или командирским воздействием.

Бывало, и в бригаде погуливали еще последние могикане... Старый штабс-капитан Р-в въедет верхом по десятку ступеней в лавку Кагана, напугав до обморока его вечно беременную супругу... Или, после товарищеской пирушки, возвращаясь домой глубокой ночью, подпоручик С-ий устроит извозчикам-балагулам, дежурящим на городской площади, «конное батарейное ученье»...

Молодежь, собираясь друг у друга, играла в винт, много пела под гитару и фортепьяно. Пили умеренно, тому следовало учиться. А единодушным хорошим армейским тоном было глотать рюмку залпом, медлить с закусыванием, никогда не морщиться. Это на флоте офицеры-аристократы в своих сияющих кают-компаниях довели приемы употребления водки до изощренности. Даже на разных кораблях пили наособицу: и "споловинивали" рюмку, и в неком ритуале шевелили после глотков пальцами, и крякали после выпивки для традиции.

Для справки: 30 августа 1914 г. в лесах Вилленберга, в Восточной Пруссии, в армии генерала Самсонова, 2 Артиллерийская бригада полностью погибла. Ушла от нас и маленькая тихая Бела, вошедшая в новое Польское государство.


В начале 90-ых умирает первая жена Эспера мама моей бабушки. И через года три, Эспер Эсперович женится второй раз. У Лизы рождаются два сводных брата Андрей в 1894 и Михаил в 1895. Вторая жена тоже умирает в 1895 году.

18 июня 1896 года в возрасте 45 лет умирает в Беле Эспер Эсперович.

Елизавета Эсперовна

Ярославских дворян СтепановыхРодилась 10 июля 1886 года. Как уже писал выше, мама ее рано умерла. Возможно, когда ей было года четыре. Отец женится второй раз. Мачеха тоже умирает. И сам отец умирает в 1896 году. О матери у бабушки осталось воспоминание, что у нее были очень длинные волосы «до пяток» и их вместо мытья каждый день протирали каким-то составом на коньяке. Опекуном у малолетних Эсперовичей становится старший брат отца Николай Эсперович. Лизу отдают в Московский Сиротский институт Императора Николая I. Есть списки учениц этого института ЦИАМ Ф. 215, оп. 1, д. 35, л. 28, где записана Елизавета Эсперовна Степанова: «Принята в 1898 году как «полусирота по матери по высочайшему повелению», воспитывается на казенный счет». Почему «полусирота»? Не понятно. Больше в этом архиве ни чего не было.

Бабушка рассказывала: чтобы приучить девочек держать хорошую осанку им к спине привязывали доску и с ней ходили целый день. Готовили из них гувернанток и учительниц иностранных языков. Это было среднее учебное заведение.

Из воспоминаний воспитанниц институтов благородных девиц: «С раннего детства изолированные от дома и семьи девочки, отличались повышенной эмоциональностью и чувствительностью, оторванностью от быта, специфическими обычаями институтов, речью и стилем общения».

В 1905 году Елизавета заканчивает этот институт и едет в Одессу учительствовать. Наверное, была у нее квартира в Одессе, оставшаяся от отца. Попадает в одну из гимназий, учрежденных Гирш-Брамм, где происходит знакомство с будущим мужем студентом одесского университета Павлом Заболотским и племянником директрисы. В 1907 поступает на медицинский факультет высших женских курсов учрежденных госпожой Н. И. Невиандт и переезжает в Харьков. Влюбленный Павел постоянно ездит к ней из Одессы, иногда на последние деньги с билетом в один конец. Поэтому в 1908 выходит за него замуж. Свадьбу играют в Одессе. Венчаются в Петропавловской церкви. Курсы приходится оставить тем более, что они разваливаются из-за недофинансирования. Живут в Харькове. В 1909 году у них рождается дочь Зина. Преподает.

Ярославских дворян Степановых

Мама Павла иногда присылает деньги (у них в семье 8 мальчиков и 2 девочки, отец, правда, Действительный статский советник).

Родители мужа против женитьбы сына, даже отказываются увидеть невестку. Только после окончания Павлом института, при встрече, отец Иван Павлович, целует руку Лиле и говорит: «Спасибо, что выучила моего «оболтуса».

В 1914 году, когда Павел заканчивает университет и получает диплом. Обоим предоставляют места преподавателей в Минусинске, куда они не успевают уехать из-за начала Первой мировой войны. Мужа призывают на фронт. И начинаются скитания по России.

В 1915 году Павел в Киеве в команде связи штаба Ю.З. фронта. Где-то в это время Лиля переезжает к нему в Киев. После войны и революции, во время Гражданской, семьи Павла и его брата Алексея Заболотского какое-то время жили вместе в Киеве. Даже в одной квартире. Если в дверь стучали, мужчинам открывать было нельзя, могли тут же мобилизовать в какую-нибудь армию. Женщинам тоже не рекомендовалось – золотое кольцо могли отрезать вместе с пальцем. Очень похоже на нынешнюю Украину, не правда ли?

Ярославских дворян СтепановыхЗапомнился рассказ моей мамы (Заболотской Галины Павловны): стало известно о захвате Киева Махно, и что будут грабить. Бабушкины (Елизаветы Эсперовны) фамильные драгоценности сдали в ломбард для сохранности. Махно по домам не грабил, он просто забрал все, что было в ломбарде. Мама видела сохранные расписки, которые какое-то время хранили».

В 1921 году, когда жили в Кривом Роге, рождается младшая дочь Галина. В ее свидетельстве о рождении в графе место жительство мать проставляет Одесса. Т.е. она мечтала жить в городе, который считала своим родным. Но они переезжают вначале в Люботин, а затем в Харьков.

В Харькове живут на Холодной Горе – это название района. В 1931 деда забирают в ГПУ (Государственное политическое управление при Народном комиссариате внутренних дел). Ученики школы, где он преподавал, устроили националистическую организацию, как принято на Украине. Бабушка четыре месяца обивала пороги этой знаменитой организации и, можно сказать, вытащила его оттуда. Следователь на прощание сказал Павлу Ивановичу, чтобы благодарил жену. Год 31 не 37, вот и счастливое завершение «сидения». Но спать по ночам стало страшно, особенно, когда рядом с домом останавливалась машина (забирали в основном ночью). Здоровье от этого расшатывалось. Кроме того почти готовый учебник по биологии так и не был напечатан. Бабушка после этого уничтожает все фотографии родных, где можно было заметить царские мундиры. Так что фотографий почти и не осталось.

Елизавета Эсперовна преподает в железнодорожной школе немецкий язык.

1941 год. Начинается Великая Отечественная война. Мужу 54 года и он в первую волну мобилизации не попадает, а потом наступает не призывной возраст. Поэтому всей семьей (Павел Иванович и женщины) эвакуируются в Узбекистан.

Одна из семейных легенд Заболотских

Ярославских дворян Степановых«В техникуме, где работал Павел Иванович сказали, что эвакуация временная, вещей брать по минимуму. При сборах Елизавета Эсперовна клала, например, мясорубку в кучу вещей предназначенных для поездки, а Павел Иванович ее оттуда забирал и относил на место. Потом, когда пухли от голода, вспоминали эту мясорубку, которую можно было бы обменять на еду. Оголодали настолько, что бабушку сильный ветер переносил с одной стороны арыка на другую. Дед подрабатывал изготовлением спичек, т.к. знал хорошо химию».

Вернулись в Харьков только в 43-ем. Павел Иванович становится директором Рентгеновского техникума. Живут на Холодной горе на Комсомольском шоссе в одноэтажном доме без удобств, т.е. туалет на улице, а ванны в принципе нет. Две комнаты и в них живут 6 человек. Отопление печкой – углем, который закупают на всю зиму и возят на санках. Моются над тазиком и в общественной бане. Так жило в то время большинство.

Мне 5-ти летнему ребенку запомнились события в семье связанные со смертью Сталина: «когда объявили о его кончине по радио 5 марта 1953, Дмитрий Иванович Борзаков (муж Зинаиды) находился на улице в туалете, прибежал в дом со спущенными штанами, чтобы дослушать сообщение. Дед Павел Иванович в это время был в командировке в Москве с двумя студентами. У него 66 летнего хватило ума не идти прощаться с Вождем, а студенты всю ночь пробирались под машинами, прятались в подъездах и в результате попрощались. Вот такое было отношение на тот момент к руководителю всей страны».

Время идет и дедушка с бабушкой прожившие такую сложную жизнь, как и все русские этого поколения, стареют. Елизавету Эсперовну награждают орденом Ленина за 50 лет учительской деятельности. Умирает она в апреле 1958 года. Павел Иванович через полгода в сентябре 1958.

Ярославских дворян Степановых

Ярославских дворян СтепановыхВ году 1955 проявляется в Румынии младший сводный брат Михаил Эсперович. Пишет несколько писем. Хочет увидеться. Бабушка отказывается от встречи. Хотя товарища Сталина уже нет, но страх живет в людях. Тем более один из зятьев работает на режимном предприятии. Брат обижен, но продолжает переписку.

О втором брате известно следующее: Степанов Андрей Эсперович р. 1892 г. Во ВСЮР и Русской Армии до эвакуации из Крыма. Ротмистр (капитан). Эвакуировался из Севастополя на корабле "Херсонес" и на о. Проти на корабле "Кизил Ермак". На 18 декабря 1920 г в составе 2-го Кавалерийского полка в Галлиполи. (Галлиполийское сражение (Русская Армия в Галлиполи, галлиполийцы) - период продолжения существования регулярных частей Русской Армии генерала барона П. Н. Врангеля после эвакуации из Крыма в ноябре 1920 г., рассредоточенных в районе турецкого города Гелиболу (Галлиполи), и сохранявших воинскую боеспособность до мая 1923 г.)10.

Так закончилась эта ветвь рода Ярославских дворян Степановых рождением девочек. Возможно, мужские ростки, где то сохранились, в той же Румынии, и можно надеяться отзовутся на эту публикацию.

Ссылки

  1. Записки Грязева сподвижника Суворова в 1799 году. Публикация и пояснения Н. Шильдера, Русский вестник, том 206. 1890 г., февраль.

  2. Лесков Н.С. Собрание сочинений в 12 т. М., Правда, 1989; Том 7, с. 44-56.

  3. Максимовский. Исторический очерк развития Главного Инженерного училища 1819-1869 гг. СПб., типография Императорской Академии Наук, 1869. (стр. 91).

  4. С.В. Белов. Энциклопедический словарь "Ф.М. Достоевский и его окружение". Т. 1—2. — СПб. Алетейя, 2001

  5. «Воспоминаниях Авдотьи Григорьевны Хрущевой (1786-1872) записанных с ее слов ее воспитанницей и госпожой Варварой Николаевной Волоцкой, урожденной Нефимоновой, Русский архив, 1901. – Кн. 1. - № 4. – С. 529-544.

  6. Фламмарион. «Тайны смерти», Москва «Вече» 2005. Перевод с французского Л.Д. Каневский.» Стр.312.

  7. Князь Мещерский: Русь, Русский – честь, отвага, победа. 26 января 2011 | История России, Народ.

  8. Добужинский М. В. «Воспоминания», "Кишинёв".

  9. Деникин А.И. «Путь русского офицера».

  10. С.В. Волков. "Офицеры Армейской Кавалерии", М: Русский путь. 2004 г.



<<< назад


 


21 октября
2017 года

Заседание Ярославского историко-родословного общества


















Кольцо генеалогических сайтов

Всероссийское Генеалогическое Древо